Призвание действительно существует… — Воскресенская газета Куйбышевец

Призвание действительно существует…

Михаил Александрович Краснов работает в воскресенской организации, пользующейся известностью не только в нашем городе. Но, конечно, речь пойдёт не о ней. Просто поразительно, что банальный заголовок, который сразу пришел в голову по ассоциации с газетными штампами советской эпохи, самым точным образом отражает суть личности очень интересного человека, с которым мы беседуем…


— Михаил Александрович, когда Вы впервые заинтересовались электроникой?

— Слово «электроника» мне в детстве ни о чём бы не сказало, а началось всё с обычных детских увлечений. Все собирали тогда марки, этикетки со спичечных коробков, и даже фантики от конфет. Я тоже отдавал дань всему этому, пока на глаза впервые не попалась радиодеталька, подаренная мне соседом-радиолюбителем,  меня постарше. Я не знал, что это за предмет, но как-то сразу принялся собирать подобные вещи. Образовалось тоже что-то вроде коллекции. Увидев схему, решил попробовать собрать приёмник, что мне и удалось при помощи паяльника, подаренного родителями. Тогда любая радиоаппаратура была дефицитом, и то, что созданный мной прибор заработал (сначала – на средне-длинных волнах), уже было победой.

— Родители поощряли Ваше увлечение?

— Да, они отнеслись с большим пониманием, даже выписали для меня журнал «Радио», а в восьмом классе я получил от них в подарок свой первый покупной приёмник «Альпинист-405». Дальше судьба мне благоприятствовала – знакомый, работавший тогда на заводе в Люберцах, стал привозить списанные детали. Это было очень кстати, поскольку в магазине купить их было почти невозможно. Иногда что-то появлялось в «Культтоварах» (не уверен уже в названии магазина) напротив нынешнего бассейна «Дельфин», и мгновенно раскупалось. Иногда едешь на велосипеде, видишь выброшенный на свалку старый радиоприёмник – сразу его на багажник, и домой. На основе этих подручных материалов мне удалось соорудить транзисторный передатчик, чуть ли не в коробке из-под торта в качестве футляра. Поскольку тогда не было и слуху о мобильных телефонах, именно это средство коммуникации позволило очень расширить круг общения, подружиться с единомышленниками. Правда, до Москвы устройство «не доставало», в досягаемую территорию входили Коломна, Егорьевск, и другие близлежащие населённые пункты.

— Как же начиналось подобное общение?

— У каждого были свои волны и позывные. Я, например, был «диспетчер». Но все эти передающие ламповые приборы использовались нелегально, поскольку в то время разрешения на подобную деятельность было не достать. Не то, чтобы мы играли в шпионов, но наша перекличка создавала помехи телевизорам и радио. В старых фильмах, когда ловят разведчиков, по улицам ездит машина с вращающимся пеленгатором, засекающая деятельность портативной рации. У нас в городах тоже ездили подобные машины, только уже без выдающих их громоздких радаров, поскольку техника шагнула вперёд. Поэтому нельзя было предугадать, когда и кого засекут спецслужбы. Однажды к нам в квартиру явились эти товарищи, выписали мне штраф, двадцать рублей – большая сумма тогда. Самое обидное было, что приёмник забрали, а новым обзавестись было трудно.

Нас, таких «продвинутых» немало тогда ловили, в прессе оглашались только цифры. За один день подобного рейда в Егорьевске, например, засекли несколько десятков радиолюбителей, подобная же история – в Коломне и других городках.

— Захватывающее повествование! А просто музыку слушали?

— И с музыкой было непросто. Предпочитали тогда зарубежную эстраду, «Битлз» и прочие группы, не появлявшиеся на нашем весьма ограниченном «железными» рамками телевидении. Ездили в Москву, как правило, на частные квартирные студии, где за небольшую плату делали нужные записи. Часто слушали их во дворах, и танцевали, конечно.

Потом увлечение помогало мне во время учёбы в химико-механическом техникуме, где преподаватель электротехники Е.Н.Боброва однажды разрешила мне вместо экзамена принести на занятия самодельную цветомузыкальную установку и представить схему к ней. Весёлый получился экзамен, все остались очень довольны.

— А почему выбрали химико-механический?

— Не хотелось уезжать далеко от дома (я родился и вырос в посёлке Хорлово). Окончил техникум по специальности «Горная разработка полезных ископаемых», и ничуть не жалею об этом. Получил бесценный опыт работы во время производственной практики на местных карьерах, и очень благодарен своим преподавателям – бывшим производственникам, таким как Колесов, и наставникам непосредственно на рабочем месте, где, поработав путевым рабочим, освоил затем профессию помощника машиниста экскаватора. Получив по окончании техникума распределение в Пермь, не поехал туда, поскольку вскоре ушёл в армию и попал в войска ВВС, в латвийский городок Алуксне. И там продолжил занятия любимым делом, поскольку именно техника – моё призвание, и обслуживание самолётов было для меня занятием суперинтересным.

— А летать не довелось?

— Нет, механикам это не положено. В детстве, кстати, была и такая мечта, но небольшой дефект зрения закрыл дорогу в авиацию. Однако могу сказать, что если и читал какие-то книги, кроме технической литературы, то это – книги о лётчиках или научную фантастику. Не заставляю себя читать художественную литературу, техническая мне интереснее. Так что в части с успехом изучал устройство самолётов и вертолётов, проявил себя как успешный электрик, и при распределении (а оно было, в основном, заграничное из нашего подразделения – Польша, Чехословакия, и т. д.) был оставлен в части именно как хороший электрик. Там было прекрасное подсобное хозяйство, в том числе и животноводческое (военные сами обеспечивали себя продуктами), поэтому в любое время дня и ночи устранял неисправности, иногда залезая при помощи «когтей» на столбы, чтобы заменить лампочку во вьюжную зимнюю ночь. И новорождённым поросятам, например, требовалось обеспечивать круглосуточный обогрев.

— С местным населением общались?

— Прапорщик-латыш был моим ровесником, часто гостили у него дома. Не было никакой национальной розни, ребята в части тоже съехались из разных республик, все жили дружно. А вот с легендарным КГБ мне пришлось столкнуться в лице капитана по фамилии Таран. Поскольку зарубежное распределение требовало спецпроверки, этот капитан приезжал в часть регулярно. У меня в комнате был оставшийся в наследство от предыдущего призыва приёмник, и вот Таран зашёл ко мне, крутанул ручку и попал точно на «Голос Америки». Тогда это пахло судом, но я-то другую волну слушал, что и объяснил проверяющему. Он и так всё понимал, хитрый мужик, но честно сказал мне потом, что слишком у него всё гладко выходит, а звания и награды дают за выявление «врагов», вот и надо их создавать. Пять дней он от меня не отставал, водил даже в столовую вместе с собой, где нас ждал роскошный стол. Много интересного порассказал, заставил бумагу оправдательную написать под свою диктовку. А когда уехал наконец, все решили, что я теперь завербован, обращались по имени-отчеству и вели себя со мной осторожно. Сначала расстроился, а потом решил – ну и пусть: нет худа без добра. До сих пор перед глазами этот Таран – квадратный был мужчина, эдакий мощный Винни-Пух, в дверь проходил только боком, но не толстяк, скорее тяжелоатлет.

А вообще в часть для преподавания приезжали боевые офицеры, часто – пострадавшие в Афганистане, настоящие были люди, в отличие от большинства «тыловиков». Но всегда и везде я встречал больше хороших людей, чем плохих.

— И впоследствии, «на гражданке» тоже?

— Пожалуй, и первым моим местом работы после армии стал КИПиА на химкомбинате (тогда – Минудобрения). Это был интеллигентнейший коллектив, можно сказать, производственная элита. Наставники – настоящие профессионалы — В.Ботин, А.Синякин, Ю.Писарев. Моей задачей было курировать индукционные расходомеры, без которых немыслимо химическое производство. В свободное время не возбранялось заниматься моим любимым конструированием, используя часто ненужные уже детали. Эта мудрая политика руководства позволяла проявить инициативу и лучше освоить специальность. Благодаря подобной практике, я многому научился, например, обеспечивал самодельной рацией связь с людьми, работающими на высоте, откуда сложно докричаться до земли.

Предприятие наше в 90-е переживало не самые легкие времена, и, хоть не люблю перемены, пришлось уйти в ЗАО «Кварцит». Там была в эксплуатации разнокалиберная автотехника, от «Белазов» до автобусов: всё время что-нибудь ломалось. Работа сугубо мужская, но уже без намёка на интеллигентность, надо было быть день и ночь готовым к неожиданностям. Через несколько лет нервы сильно расшатались, и жена настояла на моём увольнении. И вот, с 2005-го я работаю в «Телемонтаже».

— В чём же сейчас состоит Ваша работа?

— Меня можно назвать экспертом, поскольку принимаю участие в пуско-наладке различных объектов, помогаю устранять разнообразные неполадки. Примерно лет десять назад обо мне писал журнал «Компас Воскресенска», но это издание быстро прекратило существование. Можно сказать, я объехал всю Московскую область, в «список» вошли Егорьевск, Шатура, Коломна, Серебряные Пруды…. С удовольствием повышаю квалификацию, поскольку в своё время не продолжил образование, о чём сожалею сейчас. Но практического опыта ничто не заменит, многие специалисты с высшим образованием пасуют перед проблемами, которые я успешно решаю. Но для души до сих пор собираю ламповые приборы, это стало моим хобби.

Обидно, что детали сейчас наша страна закупает в Китае. Надеюсь, вскоре промышленность всё же «возьмётся за ум». Правда, военная техника у нас неизменно на высоте, но надо и другим отраслям подтягиваться.



Всё идёт совсем неплохо, жалко только, что многие знакомые и друзья уже покинули этот мир. Но был приятно удивлён, когда сотрудники привели мне двух ребят: Ивана Моргунова — ученика 8-го класса воскресенской гимназии №1 и Алихана Алиева — ученика 9-го класса школы № 5 г. Видное, чтобы я обучил их основам электротехники. Думал, что в эпоху гаджетов моя наука их не заинтересует, однако ошибся. Они почти самостоятельно смонтировали некоторые приборы под моим руководством, в частности, один из них – музыкальный звонок. Пандемия помешала продолжить занятия, но надеюсь, в следующем году они возобновятся. Радует, что современная молодёжь умеет не только потреблять, но и думать!

— Благодарю Вас за «экскурсию» в почти неведомый для меня мир техники, и не только, и поздравляю от имени редакции, а также лично от себя с Вашим недавно прошедшим юбилеем!

 Беседовала Елена ХМЫРОВА


#воскресенск #новости #куйбышевец #крупнымпланом #интервью

Поделиться:

Комментарии закрыты.