Такой же, как и мы — Воскресенская газета Куйбышевец

Такой же, как и мы

Мой сегодняшний собеседник Николай Павлович Гореликов в течение всего разговора постоянно настаивал на своей абсолютной обыкновенности, но на самом деле, это утверждение вступает в противоречие с многими фактами его биографии. На его примере можно убедиться в том, что наш Воскресенск создавали люди необыкновенные и неравнодушные. Не стареющие душой люди!



— Николай Павлович, как судьба забросила Вас в наш город?

— Я – некоренной воскресенец. Родился в Смоленской области, в многодетной семье, отец – инвалид войны. Он дружил с отцом Гагарина, и я хорошо помню дядю Лёшу, проезжая мимо дома которого, папа часто останавливался, чтобы побеседовать с ним. Матери, конечно, нелегко приходилось – шестерых сыновей растила, и её бездетная сестра предложила взять меня к себе. Так я переехал к тётке, в Воскресенск. Окончил школу, хотел поступить в Коломенское артиллерийское училище, но не прошёл по конкурсу.

— Наверное, помешала какая-то случайность?

— Недобрал баллов, схватив один «трояк», а конкурс был немалый – шесть человек на место! До следующих экзаменов пришлось бы ждать год, и родственник устроил меня на химкомбинат в механический цех, но, несмотря на юный возраст, ответственность руководство взяло на себя. Это было в 1966-м, а через два года я был призван во флот. Проходил службу на Балтике, в Калининграде. Вернувшись домой, встретил своего бригадира и… снова оказался на химкомбинате. Через некоторое время меня выбрали комсоргом цеха, и я сразу ощутил большой груз ответственности, ведь сто двадцать комсомольцев – это цифра!

— Ого! Вас освободили тогда от работы на производстве?

— Наоборот, общественной деятельностью я мог заниматься только в свободное время. Правда, перестали отправлять ремонтировать оборудование в другие цеха, чтобы не отрывать от своих комсомольцев. Тогда проволочные канаты плелись вручную, это и стало моей основной обязанностью. Молодой был, здоровый — работа давалась легко. Пять лет был комсоргом, затем пять лет — членом комитета комсомола химкомбината. На одной из отчётно-выборных конференций меня избрали на освобождённую комсомольскую работу — начальником штаба «Комсомольского прожектора» химкомбината и командиром комсомольско-молодёжного строительного отряда.

— Вы куда-то выезжали на строительство?

— Нет, тогда на комбинате гремело общественное движение – Всесоюзная комсомольская стройка. Правда, моё рабочее место находилось уже не в цехе, а в одном здании с редакцией «Куйбышевца». Работа была интересная, разнообразная. И качество продукции приходилось контролировать, даже в ночных рейдах участвовать с народным контролем! Кроме того, был командиром отряда дружинников. Тогда в обязанности дружинников входило и дежурство во время церковных праздников, чтобы не допускать слишком большого скопления публики… Комсомольцев на комбинате было тысяча восемьсот человек, так что работы хватало. Мероприятия массовые проводили в масштабе города!

— Комсомол представлял тогда реальную силу…

— Это ещё слабо сказано! Бывали случаи, когда приходилось буквально выручать химкомбинат. Например, при строительстве цеха фосфорной кислоты понадобились нержавеющие трубы — дефицит. Заместитель директора Анатолий Иванович Коньков попросил меня попытаться добыть нужные материалы по своим каналам. Всесоюзной комсомольской стройке тогда везде был «зелёный свет», даже бланки были специальные — с зелёной полосой. Но по приезде в город Никополь узнаю, что таких «ходоков» со всего Советского Союза там пруд пруди. Однако чем-то я понравился тамошнему начальству — дали «добро», и Воскресенск получил-таки пару вагонов необходимых труб. Подобная же история произошла с Рязанским станкостроительным заводом, и не только…. Комсомол мог тогда многое!

— А что вспоминается кроме производственных моментов?

— Ну, хотя бы ежегодный хоккейный турнир «Золотая шайба». Он тоже проходил под эгидой ВЛКСМ, и мне поручили быть представителем дворовой команды. Первый раз, в Челябинске, мы заняли второе место по Союзу, потом, в Уфе – первое, золотые медали! На третий год, в Барнауле, нас чуть не сняли с соревнований. Выиграли у одной из команд со счётом двадцать шесть – ноль, а наши противники написали жалобу, дескать, мы – не дворовая команда, а профессионалы. Судья международной категории Андрей Захаров сказал: «Если не будет подтверждения из Московского обкома комсомола, что мои ребята не занимаются в спортивных секциях, нас снимут с соревнований». Я по телефону-автомату чудом дозвонился до Москвы, и за три часа до игры необходимое подтверждение было получено! В результате нам вручил золотые медали сам Анатолий Владимирович Тарасов, и я, как руководитель, тоже получил золотую медаль… Потом ребята участвовали во встрече с космонавтами. В фойе Ледового дворца спорта «Подмосковье» висят наши фотографии тех времён.

— Это было до выхода знаменитого фильма «Тигры на льду», съёмки которого проходили в нашем городе?

— Кажется, уже после. Как видите, наш городской хоккей знаменит не только командой «Химик». Вот какими разными делами приходилось заниматься комсомольским работникам. Запомнилось, например, как однажды ездил на совещание начальников штабов Всесоюзных комсомольских строек, проходившее в Челябинске. От Московской области там было только два делегата: представитель от Раменского приборостроительного завода и я. Выступали перед всей страной!



— Почти уже традиционно хочу спросить, с кем из легендарных директоров химкомбината Вы были знакомы?

— Лично знаком с Докторовым не был, статус не тот. Но видел его, слышал выступления. Хорошо знал Глеба Александровича Меркулова, был знаком с Хрипуновым. Комбинат рос на глазах, многое довелось увидеть. Например, от нас был дан старт агитпоезду на БАМ —  главную тогда стройку страны. Во втором механическом цехе из двух грузовиков мы устроили импровизированную сцену. В тот день для нас выступали известные артисты: Иосиф Кобзон, Майя Кристалинская и другие, и прямо с химкомбината поезд отправился в свой долгий путь по стране.

Что говорить, и теперь с удовольствием встречаюсь со старыми сослуживцами. Многие присутствовали на праздновании столетия ВЛКСМ…

— Но с комбината Вы всё же ушли?

— Когда вышел из комсомольского возраста, закончилась и комсомольская деятельность. Было много возможностей, но меня всегда привлекала работа с детьми, и я откликнулся на предложение председателя профкома химкомбината, Аркадия Ивановича Георгиевского, занять пост директора Клуба юных техников. Клуб тогда ютился в подвале семнадцатого общежития, вызывая регулярно производимым шумом законное недовольство жильцов. И вот нам выделили целый корпус на улице Куйбышева, рядом с нынешней ДШИ «Лира». Здание после ремонта имело мебель в количестве двух табуреток, на одной из которых помещался сейф, а на другой – телефонный аппарат. Но площадь обеспечили немалую, предусмотрены были выставочный и кино- залы. Мы с будущими преподавателями всё начинали с нуля, своими руками обустраивали помещение, наводили уют для детей.

— Это здание, где сейчас помещается библиотечная администрация?

— Да, теперь всё изменилось до неузнаваемости. А раньше мы там даже специальный бассейн сконструировали для запуска радиоуправляемых моделей кораблей, у нас и подводные лодки были. Запускали сначала в парковых прудах, но в бассейне – надёжнее, бывают ведь непредвиденные случайности. На воде аварии – редкость, а с моделями самолётов всякое происходило. Были и радиоуправляемые, и на тросиках, позволявших «пилоту» делать маневры, направляя машину вправо-влево и вверх-вниз. Даже взлётно-посадочную полосу сделали. Представляете, клеил человек модель полгода, ошибся в управлении – катастрофа! Обидно до слёз, но это – редкие случаи.

Особая тема – топливо. Для него требовалось несколько компонентов, одним из которых был эфир, запрещённый в обычной продаже. «По блату» случайно нам достался целый бочонок нужного вещества. Говорить об этом было нельзя. Когда завхоз смешивал компоненты, его часто «штормило», несмотря на принятые меры предосторожности. Немудрено – эфир и в медицине применялся в качестве усыпляющего средства.

— Много ребят приходило в кружки?

— Немало. Ведь приятно, например, собрать своими руками радиоприёмник. Опять же по знакомству разжились списанными радиодеталями, принимали вообще списанное организациями оборудование и «доводили до ума». Тогда всё было проще. Нужными деталями охотно делился химкомбинат. Там ко мне хорошо относились. А готовые изделия – радиоприёмники, телевизоры и прочее – отдавали заслуженным пенсионерам, ветеранам, бывало, чинили сломанную технику, каким-нибудь дедушкой на санках привезённую. Был однажды случай. Принёс дедок приёмник, попросил отремонтировать. Взяли, разобрали, а все «внутренности» съели мыши. Пенсионер не поверил, стал скандалить. Заменили ему прибор на другой, лучшей марки. Он же поначалу не обрадовался, ругался даже, только много позже при встрече поблагодарил наконец.

— Добрые дела даются нелегко. А в соревнованиях участвовали?

— Само собой. Были в пятёрке лучших клубов области (всего их насчитывалось тогда шестьдесят). Заняли одно из призовых мест на ВДНХ. Получили тогда два цветных телевизора «Рубин», катушечный магнитофон и ещё денежную премию! А в течение десяти лет у нас действовал на берегу реки пионерский лагерь «Юный моряк». Попасть туда было непросто — огромное количество желающих. Принимали только мальчиков, «женщин» на корабле не было. Не последним стимулом служила обязательная для моряка тельняшка. Достать её было почти нереально. Куда я только не писал!.. Случайно обнаружили на этикетке старой тельняшки название комбината. Организовали «бартер» и получили за свой металл четыре мешка вожделенной «морской души». Среди водников мы мало кому уступали, разве что Коломне или Химкам, где существовал настоящий речной флот.

— Как жаль, что всё это прекратилось…. А были у Вас любимые ученики?

— Что прекратилось, действительно, жаль. Сейчас ребятам особенно заняться нечем. Тогда даже шпана к нам шла, все находили для себя интересное занятие. А из учеников я особенно никого не выделял — слишком много народу ходило. Хоть я и преподавал в кружках, обязанности директора всё же были на первом месте. Но на улице взрослые дяди до сих пор здороваются, благодарят, кто и отцом величает.

— И сегодня, продолжая увеличивать свой более чем полувековой трудовой стаж, Вы вполне успешно работаете заведующим сектором по охране труда и транспортному обеспечению в управлении культуры, имеете две награды района – «За отличие в труде» и «За заслуги перед Воскресенским районом». Этот год для Вас — год славного юбилея, и мы желаем Вам как можно дольше оставаться в строю!

Беседовала Елена Хмырова


#куйбышевец #новости #воскресенск #отпервоголица #интервью #нашхим

Поделиться:

Комментарии закрыты.