Хочется побеждать вместе с «Химиком» и получить шанс играть в КХЛ — Воскресенская газета Куйбышевец

Хочется побеждать вместе с «Химиком» и получить шанс играть в КХЛ

В активе этого молодого нападающего всего 19 матчей в составе воскресенского «Химика», но болельщики желто-синих полюбили этого игрока, постоянно нацеленного на ворота соперника. О своем пути в хоккей, о спортивных параллелях и планах на будущее зашла речь в интервью с голеадором воскресенской команды.



— Максим, Казань – это очень спортивный город. Помимо хоккея – футбол и баскетбол. Стоял ли перед тобой вопрос, какой вид спорта выбирать?

— Изначально меня не спрашивали, чем бы я хотел заняться. Дедушка очень хотел, чтобы я стал хоккеистом, да и мама была за хоккей. Я бы не сказал, что наши желания совпадали: помню, когда мне было 5 лет, то запирался в ванной, чтобы не идти на тренировку. Заниматься спортом я пошел в 4 года и, разумеется, ребенок еще не знает, чего он хочет – его направляют родители. Понравится или нет – это другой вопрос. Мне понравилось.

Казань, когда мне было 5 лет, жила хоккеем. Я ходил на каждый матч «Ак Барса» с родителями или с дедушкой – у нас были абонементы.

— Когда ты стал понимать, что хоккей – это удовольствие для мальчишки?

— В первую очередь, когда выступал по своему году (1998), но был момент в карьере, когда игра не приносила удовлетворения. А теперь все нравится: есть вдохновение, хочется выходить на лед.

— Помнишь ли ты, что тогда в «Ак Барсе» выступал Вячеслав Козлов? «Химик» не сумел пробиться в плей-офф, и он уехал в Татарстан.

— Возможно, что я смотрел на него, а в прошлом сезоне случилось так, что я играл в команде под его руководством.

— Кто в то время для тебя был №1 в составе «Ак Барса»?

— Данис Зарипов и Алексей Морозов – лидеры команды. Бывало, что мы приходили смотреть на тренировки мастеров. Но равнение я держал и на Павла Дацюка. Помню, что пытался повторить его исполнение буллитов.

— Когда ты оказался в команде молодежной лиги «Ирбис»?

— Меня рано стали привлекать в МХЛ, еще в 16 лет. Это новый опыт. На тот момент я далеко не загадывал, да и в первый сезон в молодежке играл не много. Сейчас, разумеется, есть в голове планы на будущее.

— Итак, ты игрок казанской молодежки и вдруг поступает приглашение в юниорскую сборную, возглавляемую Виталием Прохоровым. Этот коллектив также выступал в МХЛ.

— Приглашение не было неожиданным, я предполагал, что так и будет, потому что уже были вызовы в юниорскую сборную. Было около 40 кандидатов в команду. В ходе сезона состав менялся. Я был уверен в своих силах, тренерский штаб доверял мне, поэтому и закрепился в составе.

— В свитере сборной России у тебя больше 70 игр. Редкий случай. Каково это – выходить в свитере сборной страны?

— Это огромная честь играть за сборную своей страны, для меня это был настоящий праздник. Другое отношение к игрокам, стоят другие задачи, тренерский состав подготовлен по-другому.

— Но и другое отношение соперника, когда даже аутсайдер стремится обыграть сборную России.

— Конечно, у соперника было такое желание, но мы не доставляли им такой радости. Побеждали той командой и на турнирах.

— Тем не менее в первом круге плей-офф в битве с «Красной Армией» вы уступили.

— На кубковые игры «молодоармейцам» спустили из КХЛ таких игроков, как Андрей Кузьменко, Артем Чмыхов и нам было тяжело играть против них. На тот момент это был первый опыт выступления в плей-офф. Считаю, что мы выглядели достойно.

— Что было знаковым в том сезоне, что запомнится навсегда?

— Это, в первую очередь, атмосфера подготовки к юношескому чемпионату мира. Только позже, через год, я понял, что для нас были созданы все условия. В любой момент мы могли прийти на лед, чтобы заниматься, будь то 11 ночи или 8 утра. Конечно, было четкое расписание тренировок, но в свободный день для нас было доступно все: бросковая зона, бассейн, все, что нужно спортсмену. Сейчас с улыбкой вспоминаю то время. Жаль, что проект «Россия U-18» закончился…

— Нельзя обойти стороной вопрос о допинговом скандале, о мельдонии. Причины, из-за которой коллектив, возглавляемый Виталием Прохоровым, так и не отправился на чемпионат мира.

— Это обычный препарат для сердечной мышцы, который мы принимали на протяжении сезона. Его и бабушки-дедушки принимают. И вдруг 1 января объявляют, что мельдоний – это допинг. Вывести его из организма за месяц-два не представлялось возможным, поэтому тренерский штаб принял решение не рисковать. Команда, которая целенаправленно готовилась к чемпионату мира, на турнир не поехала. Огромное разочарование. У нас были неплохие шансы на победу, потому что коллектив был отличный.

— Накануне участия в Чемпионате мира был Кубок Вызова, который Россия выиграла.

— Это мой самый яркий турнир в карьере за сборную. Очень эмоциональное соревнование, потому что на игру твоей команды каждый раз приходит по 10-15 тысяч зрителей. Это очень приятно. Помню, в полуфинале мы проигрывали Финляндии 0:4, а когда стали отыгрываться, забивать, то это вызывало бурную реакцию на трибунах. Для нас это было удивительно, потому что играли за океаном, в чужой стране, но своей игрой радовали болельщиков. И, конечно, очень памятна победа, завоевание Кубка Вызова.

— У Валерия Брагина есть свой стиль, чтобы завести команду. Были свои методы у Анатолия Тарасова. Чем брал Виталий Прохоров?

— Он никогда не повышал голос. Говорил нужные слова в нужный момент. Он отличный психолог и у нас был отличный настрой на каждую игру. Виталий Владимирович знал сильные стороны каждого игрока, знал, как можно «подстегнуть» спортсмена.

— Как тебе работалось с олимпийским чемпионом?

— Мне очень нравилось работать с Виталием Прохоровым: он следил за каждым моментом на тренировке, подсказывал, что и как надо делать. Огромную роль играли в проекте «Россия U-18» и его помощники, и все же главный тренер – это главный тренер.

— Больно бывало на тренировках?

— Без этого никуда. Я помню, у нас было специальное упражнение на тренировках, которое называлось «Бей канадца». Вешалась боксерская груша, которую надо было бить плечами.

— Жизнь – сплетение случайностей. У Казани и Воскресенска немало пересечений. О том, что Вячеслав Козлов – воспитанник воскресенского «Химика» – играл и за «Ак Барс» мы с тобой уже говорили. Сегодня главную команду Татарстана в КХЛ возглавил Дмитрий Квартальнов. С «Ак Барсом» связаны имена Александра Смирнова, Сергея Селянина, Андрея Маркова…Выступал за воскресенцев и наставник твоей команды в МХЛ Виталий Прохоров. А когда-то коллектив с наз-ванием «СК имени Урицкого» тренировал Владимир Филиппович Васильев. Ты говорил, что твоими первыми наставниками были игроки команды «СК имени Урицкого».

— Да, это Андрей Сергеевич Макаров и Рустам Наильевич Абдулхаев. Я им очень благодарен, и мы до сих пор поддерживаем связь. С Андреем Сергеевичем, как говорится, я всегда на «коротком гудке».

— Выступать в ВХЛ ты начал в прошлом сезоне. Поначалу это был ХК «Тамбов». Расскажи о своем дебюте.

— С поиском команды помог агент. Во-первых, я хотел играть в команде высшей лиги, попробовать свои силы здесь, потому что считал, что «молодежку» я уже перерос. Еще на год оставаться в МХЛ не хотелось – было стремление идти дальше, развиваться. Я выбрал Тамбов, потому что там собиралась новая команда, а это значит – конкуренция. Хотелось пробиться в основной состав. Сначала не давали много игрового времени, я даже не отправился с командой на первый выезд, потому что был самым молодым в команде. Постепенно из 4 звена начал подниматься, и к середине сезона выступал в 1 звене. Спасибо тренерскому штабу за доверие – это был очень большой шаг для меня.

— Семь забитых шайб за ХК «Тамбов» – это плюс или минус? Голевых передач у тебя в этой команде не было.

— Наверное, именно так и расставим акценты – плюс, что забивал, минус, что не выступал в роли ассистента. Просто так получалось, был на острие атаки.

— В воскресенском матче за «волков» ты отличился дважды: забил с игры и реализовал решающий штрафной бросок. Сразу поступило приглашение поменять прописку?

— Я успел вернуться в Тамбов. Не скрою, звонок агента о переходе в систему «Спартака» застал меня врасплох, но это предложение очень заинтересовало. Переезд состоялся не сразу, потому что было оговорено, что я проведу еще ряд игр за ХК «Тамбов» до своего переезда в Воскресенск. Как знать, если бы удалось приехать в «Химик» до дедлайна, то мне бы удалось с рядом игроков выступить и в составе «Спартака» в матчах Кубка Гагарина?! Это было у меня в мечтах.

— Трудно переключиться, когда ты фактически стал игроком другой команды?

— В голове, действительно, сидела мысль, что вскоре предстоит надеть форму другого коллектива. Но необходимо было улучшать свою статистику, набирать очки.

— Приезд в Воскресенск. Что сразу запомнилось?

— База в двух шагах от «коробки», не нужно далеко добираться, все в шаговой доступности. Коллективы разные, в «Химике» он постарше. Команда приняла хорошо, я сразу влился в коллектив. Главными заводилами в раздевалке в тот момент были Олег Губин и Андрей Анкудинов. Без них никуда.

— Опиши атмосферу в раздевалке после матча?

— Тренер при любом результате находил одобряющие слова. К примеру, в Тамбове звучала победная песня, в Воскресенске такой композиции не было, но если выигрыш, то в раздевалке праздник творится!

— С кем больше нравилось выступать, выходить на лёд?

— Ротация состава – обычная хоккейная практика. Мне довелось играть в одном звене и с Глебом Шашковым, и с Артемом Ворониным, и с Женей Соловьевым. Со всеми получалось взаимодействовать. Если тренер не разбивал тройку, значит, что-то видел в наших сочетаниях.

— «Химик» мало забивал. Чувствуешь свою недоработку?

— Да, в плей-офф нападающие немного подвели. Надо было забивать больше. Мы и проиграли «Зауралью» из-за реализации своих моментов.

— Сколько шайб забил в сезоне?

— По-моему, 13. Важнее, конечно, когда команда забивает больше двух шайб. Но важно отметить, что у нас в «Химике» лучшая оборона.

— Кто самый серьёзный вратарь в ВХЛ?

— Трудно сходу ответить на этот вопрос, сразу не вспомню. Но на тренировках, с переходом в «Химик», Паше Хомченко было очень тяжело забить. Помню первую тренировку в составе желто-синих. Выполняя буллит, я решил пробить так же, как в матче против своей нынешней команды. Повторить успех не удалось, а когда проезжал мимо Павла, он сказал: «А я тебя помню!».

— Что делаешь после игры? Чем заполняешь паузы?

— В Казань далековато ехать (улыбается). Можем выбраться в столицу или остаться на базе, играть в «PlayStation». В Москве остались друзья еще по выступлениям за сборную, да и развеяться нужно, чтобы не засиживаться на одном месте.

— Институт тоже не дает засиживаться?

— У меня индивидуальный график обучения. Когда сезон заканчивается, то есть время подготовиться. По окончании вуза буду спортивным менеджером. Я связал свою жизнь с хоккеем, поэтому после окончания игровой карьеры хотел бы продолжить на тренерском поприще, а может быть, стать хоккейным агентом.

Что касается отпуска, то обычно я на неделю забываю о хоккее, о спортзале. Потом все это возвращается в распорядок дня, обязательно поддерживаю форму. Стараюсь не играть, чтобы соскучиться по хоккею.

Отпуск – это еще и время встреч с друзьями в родном городе, с которыми выступал в одной команде. Казань один из любимых моих городов, компактный и красивый. Здесь немало мест, в которых я люблю бывать. Могу и экскурсию для новых знакомых провести.

— Впереди новый сезон. О чем мечтается?

— Разумеется, хочется побеждать вместе с командой, а еще получить шанс на дебют в КХЛ, в составе московского «Спартака».

Беседовал Сергей Глебов


#куйбышевец #воскресенск #новости #хкхимик #хоккей #спорт

Поделиться:

Комментарии закрыты.