Стирая границы поэзии — Воскресенская газета Куйбышевец

Стирая границы поэзии

Поводом к нашей беседе послужил недавний юбилейный концерта поэта-барда Сергея Леонтьева. Дуэт с аккордеонистом Виктором Тихомировым был отлично принят публикой. Следующая творческая встреча состоится 16 марта в ДК «Гармония» в 16.00. Сергей Леонтьев рассказал нам о других своих творческих проектах, современной поэзии и культуре русского языка.


— Сергей, расскажите про Вашу нынешнюю деятельность и новые проекты.

— Последние 5 лет я выступаю с томилинской поэтессой Алиной Серёгиной в дуэте под названием «Остров». Мы даём живые концерты, а также сделали несколько проектов, один из них — «Классики». Суть его заключается в том, что мы соединяем современную поэзию, музыку и живопись классиков и современников. Читаем во время концерта стихи, а на экране идёт слайд-шоу из живописи в сопровождении классической музыки. Иногда музыка идёт в живом исполнении – так, на концерте прошлой осенью мы читали стихи под аккомпанемент замечательной пианистки Ольги Калининой, которая  играла на фортепиано Рахманинова, Шопена, Чайковского и др. Второй проект — литературный альманах «Мир без границ». Мы много ездим, встречаемся с многими творческими людьми и нам показалось интересным сделать регулярный сборник поэзии и прозы под названием «Мир без границ». Под одной обложкой мы собираем русскоязычных авторов из разных стран.

— Вы их только, разъезжая, находите?

— Нет. Кого-то мы лично знаем, кого-то нам рекомендуют, кто-то о нас узнаёт из интернета, связывается с нами. В вышедшем сборнике в конце прошлого года опубликовалось 32 автора из 12 стран: Эстония, Литва, Латвия, Германия, Чехия, Израиль, США, Россия, Украина, Белоруссия, Азербайджан, Туркмения. Единственными требованиями к публикациям были: соответствие тематике альманаха и стихи, которые несут свет. То есть в произведении не должна была затрагиваться политика или содержаться какая-либо «чернуха». Мы вообще за то, что поэзия должна быть светлой. И мне кажется, что моё творчество и творчество Алины Серёгиной как раз отличается тем, что в нём нет мрачности, безысходности. Сейчас это модно на самом деле — писать о смерти или вообще непонятно о чем. Мне кажется, достаточно сложно написать доступно, и в то же время передать мысли, заряд, надежду. Поэзия, как любое искусство, общедоступна. Пушкин, Есенин, Рубцов — самые яркие примеры, творчество которых понятно всем. Есть, конечно, стихи не для всех, например, Бродский. И те, и те — представители классической поэзии, но мне больше хочется писать как Рубцов, как Есенин, чтобы то, что я говорю, было понятно абсолютно любому человеку.

— Как Вы считаете, поэзия — консервативный жанр?

— Нет. Поэзия очень мощно развивается. Я глубоко убежден, что сейчас одно из немногих вещей, которыми мы можем гордиться — это русская литература, поэзия. И современная тоже. Очень много народу пишет и очень неплохо. Просто сейчас проблема в том, что это «не в тренде», не в моде. В отличие от 60-х годов, когда поэты собирали чуть ли не стадионы. Народ приходил просто слушать стихи. Однако, сейчас всё равно очень много людей читают, пишут и, я думаю, поэзия вернёт своё, потому что это самодостаточный жанр. Мы как раз хотим, чтобы люди приходили послушать стихи, авторскую песню и мы делаем такие концерты и видим, как людям это нравится, они нас благодарят.

— Среди них много из представителей нового поколения?

— Чаще, конечно, наша аудитория — люди более взрослые. Может быть, в силу того, что они меньше заняты и сейчас много условий досуга создаётся для них: библиотеки, клубы пожилых людей. Мы достаточно часто там даём концерты. Например, в Воскресенске есть Центр дневного пребывания пенсионеров — я там регулярно выступаю. Приходят бабушки, дедушки, они очень тепло нас принимают. Но есть и другие концерты — в школах, клубах авторской песни и там аудитория — совсем молодые ребята. Видно, что они тянутся к этому. Поэтому я оптимистично смотрю на будущее развитие поэзии.

— А кто Ваши любимые современные авторы?

— Конечно, — Алина Серёгина. Ещё есть питерский поэт Борис Чечельницкий — замечательный автор. Также мне нравится поэтесса Елена Наильевна из Самары. Выше всех я поставлю Вадима Егорова — для меня это такая вершина, которой хотелось бы соответствовать. Он одинаково хорош и в песнях, и в стихах. Современных авторов много, надо просто интересоваться, читать.

— Расскажите, как будет развиваться проект «Мир без границ»?

— Сейчас мы готовим сразу три книги. Одна из них — «Мир без границ №2» — общий альманах международной поэзии. Ещё два сборника тематические: «Мир без границ. Горячо о любви», посвящённый любовной лирике, второй — сборник юмористических, ироничных стихов и пародий — «Мир без границ. Это не смешно». В настоящее время принимаем работы для публикации в новых альманахах. Всю информацию можно найти на сайте duetostrov.ru в рубрике «Мир без границ». Ещё хочу добавить то, что на нашем сайте раз в две недели проводится конкурс, в котором могут участвовать все пишущие люди. Мы даём тему, например, сейчас — кошки, и в течение недели люди должны написать соответствующее стихотворение и отправить его нам. Через неделю приём закрывается, мы выкладываем произведения без авторства на нашем сайте и все пользователи голосуют. По итогам предоставляем лучшему автору бесплатную страницу в нашем альманахе.

— Как по Вашему мнению отличить хорошее стихотворение от плохого?

— Известно, что есть целая наука о стихосложении, есть большие специалисты в этом, критики, литературоведы. Я не отношусь ни к тем, ни к другим и не имею литературного образования. Для меня критерием является — тронуло ли меня стихотворение. Конечно, есть вещи, на которые вольно-невольно обращаешь внимание: рифма, размер. Но, если выбирать между двумя стихотворениями, где одно написано идеально правильно с точки зрения теории, но оно ничем не цепляет, а в другом допущены какие-то ошибки, недочеты, но «берёт за душу», для меня оно будет выше. Ведь для поэзии важно коротко, ёмко донести свои мысли и дать эмоцию, чтобы прямо мурашки пошли. Или хотя бы улыбнуться или загрустить от стиха. Тут больше понимаешь сердцем, чем головой.

— Вы сказали, что при создании первого альманаха были задействованы авторы из 12 стран. Как Вы думаете, есть шанс у русского языка стать языком международной коммуникации?

— Я думаю, в масштабах планеты он вряд ли станет языком межнационального общения. Но он и так достаточно распространён, не только в России, фактически всё ближнее зарубежье говорит на русском. В Прибалтике я бываю часто. Очень редко, когда там не понимают, если говоришь по-русски. Так же и на Украине.

— А как Вы относитесь к заимствованиям из иностранных языков?

— Русский язык очень гибкий. Мы свободно принимаем новые слова. Я не сторонник каких-то запрещений. Знаю, что Франция идёт по такому пути. Чуть ли не на законодательном уровне они запрещают использование иностранных слов и придумывают свои. Я не совсем специалист, чтобы дать ответ — надо ли это делать. Думаю, язык всё равно не загонишь в какие-то рамки, он будет развиваться сам по себе. Мне кажется, что с русским языком всё более-менее нормально, мне скорее не нравится, что он упрощается среди молодого поколения. Зачастую я вижу, как авторы пренебрегают запятыми, это режет глаз. Я привык, когда выражаются и пишут правильно. Сейчас, конечно, с грамотностью далеко не так, как было в моё время. Мне бы хотелось, чтобы русскому языку уделяли больше времени родители и учителя, и сами молодые понимали, что грамотность – это признак культуры.

Беседовал Вадим Мартынов


#куйбышевец #воскресенск #поэзия #актуальноеинтервью

Поделиться:

Комментарии закрыты.