Ольга Кочнова: «Главное в творчестве — быть честным» — Воскресенская газета Куйбышевец

Ольга Кочнова: «Главное в творчестве — быть честным»

Сегодняшний гость нашей рубрики талантливый человек — художница Ольга Кочнова. Мир её творчества и образы, которые она создаёт фантастичны и весьма разнообразны по технике исполнения – здесь и «изощренная» графика, и светоносная живопись и пестроцветные коллажи. Попытка прикоснуться к секретам творчества, приблизиться к пониманию того, как художник взаимодействует с окружающим миром – в нашей беседе с представителем современного мира искусства. 


— Первый вопрос традиционный — о начале творческого пути. Расскажи, как всё начиналось?

— Я стала рисовать в последних классах школы. Это произошло случайно — нашла чистый школьный альбом старшего брата, решила в нём порисовать, начала и не смогла остановиться… В детстве тоже очень много рисовала, потом лет в десять на долгое время забросила. За два года до поступления в институт пришлось с нуля дорасти до уровня абитуриента, изучить основы академического рисунка.

— Когда уже начала рисовать, были творческие эксперименты? Пробовала себя в чём-то ещё?

— В ВУЗе, в котором я получала образование дизайнера, было очень много мастерских и нас учили самым разным техникам по прикладному искусству: витражу, керамике, резьбе по дереву, скульптуре. Мне всё очень нравилось, но после окончания учебного заведения уже нет условий для каких-то других видов творчества кроме живописи.

 — Сейчас Ты считаешь себя художником со своим стилем?

— Нет.

— Почему?

— Я знаю художников, они ведут соответствующий образ жизни — выставляются, участвуют в конкурсах. А я как-то просто для себя делаю.



— Живопись не связана сейчас с Твоей работой?

— Сейчас я работаю в фотосалоне. До этого шила костюмы в московской мастерской. Пожалуй, это была самая творческая работа. Но, к сожалению, такой труд очень символично оплачивается, к тому же у студии начались финансовые проблемы, пришлось оттуда уйти.

— Ты упоминала о выставках. Ты в них участвовала?

— Участвовала, иногда занимала места на конкурсах, но это не было моим осознанным выбором. Преподаватель отправлял работу на выставку или конкурс, я даже не знала о некоторых. Это был очень, как мне кажется, небольшой период на последнем курсе. Думаю, я ещё только в начале творческого пути и в поиске.

— Но, возможно, уже проявляется определенный стиль? В некоторых работах ведь прослеживается, например, тяготение к религиозным и фольклорным русским мотивам. Ты анализировала — что натолкнуло на тот или иной сюжет?

— Начала анализировать, но не сразу. Однажды я познакомилась с одной художницей. Мы общались через интернет, она начала разбирать мои работы и такого навертела, что я просто была в шоке. После этого я по-другому на них смотрела и думала: «может быть, в этом что-то есть». Но это связано скорее не с тем, что ты хочешь выразить, а с тем, какие внутренние переживания вкладываются в рисунок. Вообще, каждый художник рисует себя, свои чувства.

— Когда рисуешь, то пытаешься  воплотить ранее задуманное или творишь в процессе?

— Редко бывает, что рисую по эскизам или, следуя чему-то ранее задуманному, чаще в процессе. Во время работы чувствуешь, где должен быть круг, прямая, потом из этого выходит уже что-то большее. Так понемногу собирается сюжет. Затем уже появляются мысли — что это и о чем это. Обычно на процесс влияет настроение, период, определённая жизненная ситуация. Иногда картины неосознанно превращаются в истории. Но они такие завуалированные, что никому, кроме меня, непонятны.

— Это и есть то, что можно назвать вдохновением?

— Мне кажется, у меня нет обычного вдохновения. Есть постоянное желание что-то делать, а какого-то неожиданного всплеска нет. Вдохновляет, пожалуй, весь предметный мир. Впечатления, полученные от жизни, от стандартных ситуаций, деформируются, проходя через сознание, и выходят уже другими символами.

— То есть можно сказать, что художник по-иному видит мир?

— Я думаю, все люди по-своему видят мир, если они вообще на него смотрят. Как я вижу, так и рисую, другие художники тоже творят по-своему. У некоторых действительно очень интересное видение мира.

— Какие художники Тебе нравятся?

— У меня нет фаворитов или набора личностей, которыми бы я вдохновлялась. В определённые периоды интересуют разные художники. Было время, когда очень любила Врубеля, ходила в Третьяковку только чтобы посмотреть его картины. Последнее, что меня зацепило — работы современной художницы Ирины Затуловской. У неё очень странные произведения, выполненные в стиле «арте повера», на первый взгляд кажущимся примитивным. Раньше я их вообще не понимала, а сейчас уже совершенно иначе на них смотрю. Мне бы, наверное, хотелось создать что-то подобное.

— Есть мнение, что сейчас некоторые современные художники пишут лучше, чем признанные гении, но затмеваются ими. Что Ты думаешь на этот счёт?

— В зависимости от критериев. Возможно, сейчас действительно делают реалистичней. Вспомнить тот же фотореализм, картины которого точь-в-точь похожи на фотографию. Но искусство в каждом времени выполняет определённую задачу. Например, в эпоху Возрождения восстанавливались традиции древних греков, художники искали красоту человека; импрессионисты вообще по-другому взглянули на искусство и вышли из помещений на природу, первыми стали рисовать с натуры — это был переворот и тогда это было модное течение; в ХХ веке и вовсе пытались отказаться от всего старого, появилось совершенно другое искусство — кубизм, Пикассо, Малевич. Сейчас, мне кажется, у искусства должна быть другая задача и тут не в технике дело, а в том, что оно несёт.

— Как Ты думаешь, что оно должно нести?

— Моя подруга, которая учится в академии во Флоренции приводит на этот счет слова своего преподавателя о том, что современное искусство отображает внутренний мир художника. То есть эдакий экспрессионизм — показать то, что заложено в человеке.

— Какие чувства Ты испытываешь, когда закончена очередная работа?

— Во-первых, мне надо посмотреть на неё и решить — действительно ли она закончена или же нужно что-то поправить. Если такого ощущения нет, то появляется внутреннее чувство готового произведения. Иногда итог нравится. Бывает в процессе не нравится, а впоследствии смотришь — ну ничего так вышло. Затем я фотографирую работу, закатываю в дальний ящик и быстрей к чему-нибудь новому.

— Поэтому такое большое количество картин?

— Их могло бы быть больше, если было бы достаточно времени, большая часть которого уходит на работу и остальные дела.

— Сколько примерно уходит времени  на одно произведение?

— Смотря какое. Бывает, что по пять штук одновременно рисую, и они в разное время заканчиваются. Были работы, которые два года могли лежать и ждать, а случалось, делались за пару дней. Срок зависит от размера, от техники. Масло, например, может неделю только сохнуть. С графикой быстрее, но, опять-таки, если работа на целый ватман, как это было в последний раз, заштриховывать такое приходится долго.

— Ты отдаёшь предпочтение каким-то техникам?

— Нет. Мне нужно разнообразие, это внутренне ощущается по настроению или желанию поработать с другими материалами, внести новую энергию. Например, прошлой весной очень не хотелось работать в цвете, вообще никак не шло. Сейчас наоборот — хочется ярких красок.

— С любимыми работами так же — какие-то нравятся в определённый период или есть избранные творения?

— Я их вообще не очень люблю, они мои «нелюбимые дети». Но есть, например, работы, которые после создания совсем не нравятся, а потом достаешь через пару лет и думаешь: «хм, это классно, я даже могу повесить её на стену». Бывает и наоборот — сделаешь и считаешь картину красивой, а через некоторое время кажется, что это надо убрать и никогда никому не показывать.

— Однако на публичной странице можно найти много восторженных отзывов. Скажи, а сталкивалась ли Ты с критикой?

 — Немного. Вообще, я обожаю критику. Меня смешат комментарии в стиле: «ничего не понятно», «что это такое?», или, например, когда человек начинает меня учить, как рисовать анатомию, при том, что я знаю, как это должно быть и мои искажения намеренные. Вообще, мне кажется, количество необоснованной критики — показатель популярности, а у меня очень маленький паблик.

— Есть ли люди, мнение которых важно?

— Когда я была в ВУЗе, мне было важно мнение наиболее авторитетных преподавателей, так как они сами хорошие художники. Сейчас я не показываю им свои работы, наверное, боюсь критики с их стороны. А по поводу мнения всех остальных, — так «сколько людей, столько и мнений».  Я использую определенную технику, беру конкретный сюжет, потому что так вижу и чувствую, по-другому я не умею. Это очень честное дело. Мне кажется, главное в творчестве — быть честным.

— Какой бы Ты дала совет начинающим?

— Обычно я не люблю давать советы. Но всех своих знакомых отговаривала от занятия живописью, потому что обычно это ни к чему не приводит. Я знаю нескольких свободных художников, они не всегда могут заработать своим ремеслом и если у них нет финансовой поддержки извне, то приходится работать на нетворческой работе.

— Но Ты же продолжаешь…

— Я не могу остановиться.

— То есть это уже потребность?

— Да.  Может, это банально звучит, но без этого жизнь сейчас не представляется, иначе я бы бросила. Почти все бывшие одногруппники бросили рисовать после выпуска. Очень мало рисующих, даже из талантливых, из моих близких друзей. Не всем это нужно. Я вообще не знаю зачем это нужно. Денег этим особенно не заработаешь. Я занимаюсь этим для себя, без каких-то амбиций.

Беседовал Вадим Мартынов


#куйбышевец #воскресенск #нерабочеенастроение #отпервоголица #искусство #изобразительноеискусство

Поделиться:

Комментарии закрыты.