Жим, присед, становая тяга! — Воскресенская газета Куйбышевец

Жим, присед, становая тяга!

Чемпионка мира по пауэрлифтингу Вера Туманова: «Я люблю «железо», железо отвечает мне взаимностью».



— Ты «взяла мир» в троеборье – жим, приседание, становая тяга. С какими весами ты выполнила эти упражнения на чемпионате?

— Веса не были для меня предельными. Перед этим продолжительное время не соревновалась, и для меня главным было участие. Цель – снять некий психологический барьер, раскрепоститься. Присед выполнила на 95 кг, жим – 57,5, становую тягу – 135. На тренировках эти веса для меня рядовые. А здесь в жиме на первой попытке взяла 57,5, на вторую заявила 62,5 – вес, который легко жму на тренировках, а тут штанга просто «встала» надо мной, и никак. Держу её на полуразогнутых руках, слышу со всех сторон «Жми!», а она – на месте. Какой-то ступор. Тем не менее, по сумме трех упражнений стала чемпионкой мира по троеборью в своей весовой категории, и заняла первое место в абсолютном зачете.

— Спортом занимаешься с детства?

— Никакими видами спорта особенно не занималась. Лет в шесть мама поводила меня в художественную гимнастику, но потом она решила, что это травмоопасно. Я играла за школу в баскетбол, но это был, скажем так, дворовый уровень. Когда пошла мода на фитнес, начала ходить на групповые занятия. Это был 2006 год, мне было 25. В 2008 родилась первая дочка, вторая — в 10-м, и третья – в 13-м. И так совпало, что уже став многодетной мамой, я поняла, что могу и хочу построить своё тело, и что на групповых занятиях этого не добьюсь. Тогда пришла в тренажерный зал и занялась «железом». Это был 2014 год. Мне было 33.

— Как ты выбирала методики тренировок, снаряды, тренажеры, веса?

— Сразу решила, что буду заниматься с тренером, и полагаться на его рекомендации. Мы не ориентировались на спорт, на участие в соревнованиях, хотя, как показало время, задатки у меня были и есть. Оценив мои результаты на первой тренировке, тренер сразу предложил готовиться к соревнованиям. Он заметил, что у меня сильные ноги. Я ответила: «Ещё бы! Не зря четыре года за своим мужем бегала!». Соревноваться отказалась наотрез, объявив, что хочу только улучшить фигуру. Через год уже сама стала тренером, и однажды поняла, что хочу выступать и соревноваться. Просто тренироваться стало скучно. Количество перешло в качество. Летом 15-го написала ему: «Мы должны выступать! Давай в октябре выступлю в пауэрлифтинге, а весной поедем на «бикини».

— «Бикини» — разновидность бодибилдинга?

— Можно так сказать. Дочернее такое направление бодибилдинга. И в октябре 2015 года были мои первые соревнования на первенстве Москвы. Там выполнила норматив кандидата в мастера спорта. Радости не было никакой, потому что очень легко это далось. А до норматива мастера не хватило всего 5 килограмм по сумме. Рыдала от разочарования. Меня успокаивали, надо мной смеялись: «Для первых соревнований это успех!». Но я знала, что могу сделать лучше. И через два месяца «на России» выполнила мастера, стала чемпионкой.

— Ты тогда брала предельные для себя веса?

— Может быть. Но помню, что всё это делала с улыбкой. Не было гримас чрезмерного усилия. Я люблю железо, а оно любит меня. Выходила на помост, выполняла упражнение, и уходила с помоста – всё с удовольствием.

— На соревнованиях, выходя на помост, предел своих возможностей ты знаешь? Бывает такое, что на рядовых тренировках ты ставишь личные рекорды, которые трудно повторить на соревнованиях?

— На тренировках мы к этому не стремимся. Я и мой тренер считаем, что свой максимум нужно показывать в моменты наивысшей концентрации, а добиваться этого необходимо именно на решающих соревнованиях. Есть же такое понятие – «атлет перегорел».

— Как ты стала тренером?

— Город маленький. Посетители зала знают друг друга. Когда занятия «железом» наглядно улучшили мою фигуру, ко мне стали подходить люди с просьбами потренировать их. Они увидели мои результаты, и поверили, что помогу им добиться того же.

— У твоих подопечных есть результаты?

— Железо не обманешь, и оно не обманет. Если правильно с ним работать, результата не может не быть. Приходит человек. Делает упражнения. Он и я видим его возможности. Исходя из них составляю первоначальный план тренировок. На следующих занятиях вносятся коррективы, в зависимости от реакции его мышц и всего организма на нагрузки. Иначе – никак!

— Теоретические знания понадобились? Где-то училась?

— Училась на очных полугодичных курсах в школе профессионалов фитнеса, посещала множество мастер-классов, семинаров, и продолжаю их посещать – учеба не прекращается. В моем арсенале и стретчинг – это растяжка, и тренировки беременных…

— Тренировки беременных востребованы?

— Очень! Если раньше было обычным, что беременная женщина ходит, как колобок, оберегая себя от лишних движений, то сейчас многие тренируются до 35-й недели…

— И каковы результаты?

— И писали, и приходили-рассказывали, что и беременность отходили легко, без проблем, и роды прошли успешно. Но, напомню – беременные занимаются по специальным методикам, под наблюдением профессионального тренера. Так что могу уверенно сказать, что тренировки очень полезны! Впрочем, и не только беременным.

— Расскажи о своей семье.

— Муж и три дочки. Девочки занимаются танцами. Им сейчас 10, 8 и 5. Вожу их ещё на акробатику, растяжку — но и танцы, и акробатика – для того, чтобы развить их, занять, чтобы им было интересно. Амбициозных планов в их отношении не строю.

— Как ты всё успеваешь?

— Ничего я не успеваю (улыбается).

— Как муж относится к твоему увлечению «железом»?

— Сейчас гордится, пожалуй. Сначала был категорически против. Посмотрел на штанги, которые в разы тяжелей меня… Не хотел, чтобы я «омужичилась». Говорит: «Ты же девочка!». Совсем успокоился после первых моих соревнований. Когда убедился, что я добиваюсь результата и не становлюсь мужеподобной. Домашнюю выставку моих наград называет «Стеной плача».

Забавное, кстати, вспомнила. Мама долго не знала про мои занятия пауэрлифтингом. Думала, что хожу в зал скакать под музыку и растягиваться. После первых соревнований показала ей видео своего выступления. Судья-информатор объявляет: «Вес на штанге 150 килограмм. Туманова Вера приглашается на первый помост!». Мама вскрикивает: «Сколько на штанге?!». Чтобы не схватилась за сердце, пришлось ей соврать: «Мама! Это не про мою штангу. Это на соседнем помосте. А у меня – легонькая. Видишь – я улыбаюсь!». Это была становая тяга. 150 кг.

— Поверила?

— Ей хотелось поверить, и поверила. А потом, когда я стала чемпионкой Москвы, России, мама упрашивала: «Может хватит?». Отвечала ей, что вот стану чемпионкой мира и успокоюсь. Теперь взяла «мир» – а успокаиваться не хочется. На Вселенную пойти?

— Чуть не забыл спросить – как ты относишься к стероидам?

— Не мое! Я всегда говорю, что каждый волен сам делать этот выбор, в рамках закона, разумеется. Но я ни разу не пробовала, и не хочу. Потому что в любом случае, даже при самом грамотном подборе курса, какой-то урон здоровью есть. На уровне двора – я не считаю это нужным. Понятно, что спорт олимпийских достижений не обходится без фарм-поддержки. Но там другие требования, другие нагрузки, другая ответственность. Мой результат и мои достижения вполне возможны без фармакологии.

— А что нужно для таких достижений?

— Желание, природные данные, время, наставник… И упорство!

— Ты закончила институт?

— Менделеевский. Выбрала его случайно. Училась в 22-й школе в физматклассе. Узнала, что в третьей школе преподаватели из Москвы ведут подготовительные курсы для этого ВУЗа. Занималась на этих курсах, и после них я поступила в Менделеевский. Отучилась, пошла работать в центральную заводскую лабораторию на «ВМУ». Оттуда ушла в «декрет» – получилось на 10 лет. В «декрете» закончила курсы по некоторым специальностям… скажем так – «бьюти-индустрии». Муж подарил хороший фотоаппарат – отучилась на курсах фотографов, потому что обидно было бы такой техникой пользоваться неумело. Фотография – исключительно для себя и для семьи. Зарабатываю мастером по ресницам и тренером.

— Домашние дела на ком?

— На мне, естественно!

— Дочки помогают?

— Не так заметно, как бабушки. В школу и в садик дочек отвожу, и иду на работу. Забирают их бабушки. Кстати, ты спрашивал о забавных случаях. Слышал про белково-углеводное окно? Распространено такое мнение, что в течение получаса после тренировки все поглощенные белки и углеводы организм расходует исключительно на питание мышц. Мнение спорное, но верить в него хочется. Утром кладу в сумку протеин и пастилку, чтобы употребить после тренировки, старшая дочь поинтересовалась – зачем. Рассказала ей про это окно белково-углеводное. А вечером ходили с ней по магазину, и она, увидев, как я кладу несколько упаковок пастилы в тележку, спросила: «Мам! Ты до сих пор окно свое не закрыла?!».

Беседовал Виктор Гладков

Фотографии из личного архива Веры Тумановой

#воскресенск #куйбышевец #нерабочеенастроение

Поделиться:

Комментарии закрыты.