«Я книгу жизни мысленно листаю…» — Воскресенская газета Куйбышевец

«Я книгу жизни мысленно листаю…»

Жизнь и судьбы последних владельцев Воскресенских усадеб «Кривякино» и «Спасское» светлейших князей Ливен. Каждому жителю Воскресенска знаком красивый барский дом со старинным парком в центре города. Усадьба Кривякино видела первыешагив литературе русского исторического романиста Ивана Лажечникова. Недалеко от города – ещё один знаменитый исторический объект – усадьба «Спасское». Она принадлежала герою войны 1812 года Александру Остерману-Толстому, сюда приезжал Николай Гоголь в гости к красавице Александре Смирновой-Россет.

Любопытный читатель более подробноможет ознакомиться с историей этих «дворянских гнёзд» из публикаций местных краеведов А.Суслова и А.Фроловаи документальных фильмов серии «Очерки истории Воскресенского края»С.Белоус.

Последними владельцамивоскресенских усадеб были светлейшие князья Ливен – Александра Петровна и трое её детей – Андрей, Пётр и Мария. После революции 1917 года они выехали из России и их следы потерялись среди тысячрусских эмигрантов, оказавшихся рассеянными по миру.

Пятнадцать лет назад, в мае 2003 года, в Воскресенске впервые прошли «Ливеновские чтения», благодаря которым нам удалось узнать дальнейшую судьбу потомков последних владельцев усадеб Кривякино и Спасское. Это событие стало возможным стараниями наших земляков Андрея Лебедева и Оксаны Чеботарёвой. В Болгарии им удалось разыскать Ольгу Андреевну Ливен(1913 -2004)  —  матушку Серафиму — настоятельницу Покровского монастыря в пригороде Софии. Во многомименно благодаря ей стала возможна эта историческая встреча.

На «Ливеновские чтения-2003» впервые приехали потомки Андрея Александровича Ливен, никогда прежде в России (и тем более в Воскресенске) не бывавшие. На свою историческую родину вернулись: из Испании-  Мария Андреевна Ливен, из Англии – мистер Кортни Ллойд, вдовец Елены Андреевны Ливен, из Франции – Валентина Никитична Ливен, вдова Николая Андреевича Ливен. Для нашего города это было выдающееся событие, которое приоткрыло много интересных страниц истории и жизни наших земляков, разделивших все лишения и трудности эмиграции.

Как участников встречи в Ливенах нас поразил чистый русский язык, знание русской литературы, культуры, приверженность православию, интерес к своим корням. «Ливеновские чтения» было решено провести и в 2004 году. Воскресенск вновь посетили Мария Андреевна и Валентина Никитична Ливен. Вновь состоялись интересное общение, обмен мнениями.По ряду причин в то время некоторые документы, воспоминания и фотографии, связанные с историей этой семьи и Воскресенска не были опубликованы. Попробуем воссоздать основные события жизни людей, воспоминания о которых живы и сегодня в памяти воскресенских старожилов.

Александр Андреевич Ливен

8.04.1860, Рига – 17.06.1901, Италия

Александр Ливен родился в семье светлейшего  князя Андрея Александровича Ливен — действительного тайного советника, московского губернатора, министра государственных имуществ Российской империи. Один из современников писал о нём: «Это был широко образованный человек, настойчивый в преследуемых им целях, властный, увлекался астрономией».

Мать – Наталья Степановна(18.08.1839 – Курск, 5.08.1866) урождённая Стрекалова, дочь известной московской благотворительницы Александры Стрекаловой.

Будущий владелец воскресенских усадеб окончил юридический факультет Санкт-Петербургского университета. По воспоминаниям друга С. Волконского, Александр не был похож на Ливенов – невысокого роста, он был копией своей матери Натальи Степановны Стрекаловой. «И, если физически он совсем не напоминал отца, по воспитанию, культуре, образованию и моральным качествам был очень на него похож. Учёный и талантливый, Александр Андреевич был прекрасным музыкантом, не только играл на фортепиано, но и тонко понимал музыку».23 октября 1883 года он женился на Александре Петровне Васильчиковой. Его жена – Александра Петровна была красивой женщиной, но очень высокого роста, что давало повод для шуток. Семья жила очень дружно и ничего не омрачало счастья. В 1888 году Александр Андреевич Ливен был избран почетным мировым судьей Бронницкого уезда Московской губернии С1893 по 1896 годы — был Бронницким уездным предводителем дворянства. Звание было выборным, должность не оплачивалась, но была почётной. Работал в Бронницах вместе с внуком А.С. Пушкина – Александром Александровичем Пушкиным, был соратником П. А. Столыпина, имел придворное звание гофмейстера. По словам графа С. Ю. Витте, он был «замечательной нравственной чистоты человек, весьма дельный и владелец больших поместий».

В 1898 году получает новое назначение – становится управляющим Дворянским земельным банком и переезжает в Петербург. Семья поселилась в центре города — на Адмиралтейской набережной, 12. Но счастливая жизнь продолжалась недолго. В 1900 году Александр Андреевич почувствовал боль в руке. У него диагностировали рак позвоночника. Лечение в Египте и Италии не принесло результатов. Князь Александр Ливен ушел из жизни в Италии 7июня1901 года (ему был 41 год) и похоронен в обители «Отрада» Марии Владимировны Орловой-Давыдовой, (матушки Магдалины) тёти своей жены Александры Петровны. Могила его не сохранилась.

 

Александра Петровна Ливен

1861 – 1929

В раннем возрасте Александра (Олеся) и четыре её сестры остались без матери. Родная сестра её матери, Евгении Владимировны Васильчиковой, графиня Мария Владимировна Орлова-Давыдова, была глубоко верующая, с детских лет стремилась к монашеству. Она перевезла девочек в своё имение «Отрада» и отдалась воспитанию племянниц-сирот, считая своим долгом позаботиться не только об их воспитании, но и хорошем образовании. Учили барышень не только нескольким иностранным языкам, но и рисованию и музыке. Забегая вперёд, хочется сказать, что до сих пор сохранились акварельные рисунки Александры Петровны, написанные в Кривякино. Когда девочки выросли, у каждой сложилась своя неповторимая жизнь, но обо всех сестрах вместе хорошо сказал их родственник князь С.М.Волконский: «Удивительная это семья из пяти сестер. Оставшись без матери <…> эти девушки, воспитанные в холе и роскоши, казалось бы, вдали от жизни, явили впоследствии <…> наилучший тип настоящей русской женщины. От детства до старости, от рождения до смерти шествуют они сквозь жизнь, ничего не обронив, ни от чего не отказавшись, и все время утверждаясь, все время обогащаясь». (Волконский С.М., Мои воспоминания, т. 2, «Искусство», 1992).

Олеся, как и все сестры, получала хорошее домашнее образование, лучшие учителя занимались с девочками, им привили любовь к литературе, искусству, научили понимать и ценить прекрасное во всех его проявлениях. Только когда жизнь девочек была устроена, Мария Владимировна создала монашескую общину в своем имении «Отрадное» и сама приняла монашеский постриг с именем Магдалины. Она была игуменьей этой общины до самой своей смерти.

Когда Олеся стала взрослой, она общалась со Львом Толстым, Сергеем Рахманиновым. У них в гостях бывали писатели и музыканты, которым было интересно ее общество. Александра Петровна была любимой племянницей Сергея Владимировича Орлова-Давыдова, брата матери, владельца усадьбы Спасское. По его завещанию Олеся наследует усадьбу и становится хозяйкой сразу двух воскресенских усадеб – Кривякино и Спасское. Александра Петровна Ливен была женщиной доброй и радушной, в то же время могла строго потребовать исполнения своих указаний. Она прожила в любви и согласии с мужем около 18 лет, родила троих детей: Андрея, Петра и дочь Марию. После ранней его смерти, ей пришлось одной их воспитывать и учить. Александра Петровна была личностью незаурядной, думается, имя ее незаслуженно забыто. Хочется напомнить, что портреты княгини и её дочери Марии принадлежали кисти знаменитого художника Валентина Серова. Человек высокообразованный, она интересовалась социальным реформаторством, принимала участие в работе Дамского благотворительного тюремного комитета, организовывала для помощи заключенным многочисленные концерты с участием видных музыкантов. В этих концертах принимал участие Сергей Рахманинов.

Светлейшие князья Ливен оставили после себя добрую память в подмосковных имениях Спасское и Кривякино. Чаще их называли Левины, видно, фамилию Ливен была сложно произносима.  По их инициативе и на их средства, а также на деньги Сергея Владимировича Орлова-Давыдова, в 1891 году была построена земская лечебница, ныне в ней находится станция переливания крови.

Именно там трудился известный в Воскресенске врач Борис Львович Каган — выпускник Московского университета, имя которого носит одна из улиц города. В лечебнице могли получить квалифицированную медицинскую помощь не только дворяне и купцы, но и крестьяне. Причём для неимущих лечение было бесплатным.  По воспоминанию жительницы Воскресенска Галины Александровны Лёдовой (Бравовой), в усадьбе проводились литературно-музыкальные вечера, в которых участвовали учителя, врачи, сёстры милосердия, священники.

Сохранились в памяти фамилии земляков, которые бывали в этом «ливеновском салоне» —  приятным голосом обладал доктор Борис Каган, который приходил с женой Ольгой. Хорошо исполняла современные романсы фельдшер-акушерка кривякинской больницы Вера Палашевская. По воспоминаниям в то время самым популярным романсом на этих вечерах был «Не искушай» («Разуверение») Михаила Глинки на слова Евгения Боратынского, который часто исполнялся в доме. Здесь читали вслух стихи Пушкина, Некрасова, Лермонтова, а также прозу – Чехова, Толстого. У хозяев была прекрасная библиотека с книгами на нескольких языках и с последними литературными новинками. Гостями усадьбы были учителя Новлянской начальной земской школы Мария Агеева и Николай Сыровский (бабушка и дедушка Г.А. Лёдовой), а также священники Новлянской и Константиновской церквей.

Для крестьянских детей устраивались рождественские ёлки с обязательными подарками. Александра Петровна одаривала молодожёнов и любила быть крёстной матерью у новорождённых. Как установил Воскресенский      краеведЕвгений Гибшман, в семьях некоторых жителей Кривякино до сих пор бережно хранятся иконки, ложки и различные мелочи, подаренные барыней.

По подсказке одного из авторов книги «Очерки истории Воскресенского района» краеведа Андрея Фролова я обратилась к жительнице нашего города Раисе Ивановне Захаровой. Она рассказала, что её дед, Иван ИвановичКраснов, служил у княгини наездником – сопровождал её на конных прогулках. Дед рассказывал, что княгиня ездила на белой лошади, была доброй, дарила на праздники подарки. На праздники барыня лично объезжала бедных и раздавала им деньги. Иван Краснов назвал свою дочь 1907 года рождения в её честь – Александрой. Это – мать Раисы Ивановны. Александра Ивановна вспоминала, как девочкой однажды нашла золотую цепочку. Когда понесли вернуть её княгине, она не взяла —  сказала: «Если нашла, пусть носит». Цепочку в трудное время отдали в Торгсин. А деду барыня перед отъездом из России сказала взять, что захочет и ехать на родину в Егорьевский район. Иван Краснов взял лошадь, сбрую и сундук. А когда приехал в родную деревню, его «раскулачили» и лошадь забрали в колхоз. У Ливенов работал и брат деда – пас свиней. В семье до сих пор хранится стаканчик, подаренный Александрой Петровной с датой — 1901 год. Раиса Ивановна рассказывала, что в семье были фотографии – деда на коне, Александры Петровны в кресле. Мать говорила, что она была очень красивой женщиной. Все фотографии сожгли в 1937 году… Однажды, после смерти деда, к ним в гости приехал Горчаков, имя не запомнили. Он вспоминал, как работали в молодости вместе с дедом в Кривякино и тоже хорошо отзывался о барыне. После пожара, уничтожившего практически все дома в Кривякино княгиня безвозмездно пожаловала строительные материалы для постройки новых изб. В Спасском были открыты столярные мастерские, где бесплатно обучали ремеслу крестьянских детей, правда, сами ученики эту мастерскую и сожгли. А в Кривякино была столярная мастерская, где зимой крестьяне изготавливали мебель. Работали там искусные мастера – краснодеревщики и ещё недавно говорили, что в крестьянских домах стояли столы и стулья из мастерских Ливен. Запомнилось людям и снесение забора вокруг обширного усадебного парка. Александра Петровна предоставила всем желающим возможность гулять в нем.

Во время Первой мировой войны в усадьбе Спасское был открыт лазарет, где на свои деньги княгиня Ливен оказывала раненым медицинскую помощь. Об этом говорит сохранившаяся почтовая открытка 1916 года с адресом: «Кривякинское почт. Отд., Московск. Губ.. имение кн. Ливен Спасский лазарет».  В усадьбе Кривякино было обширное хозяйство: конюшня. коровник, оранжереи, огород, плантации клубники, много ягодных кустарников и плодовых деревьев.

В Спасском тоже была конюшня, где выращивали лошадей элитных пород. Здесь проживал старший сын Андрей с семьёй, а сама княгиня чаще проводила время в Кривякино. Часть помещений сдавались на лето под дачи. Сохранились воспоминания сына Василия Качалова Вадима Шверубовича, приведённые в книге «О людях, о театре, о себе» (Москва, 1976).Стоит их процитировать подробно: «Лето 1908 года мы жили в селе Спасском, недалеко от Коломны, в имении князей Ливен». Качалову предложил поехать в Спасское друг и пайщик, а потом и актер Художественного театра Алексей Александрович Стахович — брат Софии Александровны Ливен, жены князя Андрея Александровича. Алексей Александрович Стахович (1856 — 1919) был страстным театралом, одним из учредителей и директоров МХТа. Генерал, он предпочел быть актером, возглавлял вторую студию МХТа. Не найдя применения своему таланту после революции в 1919 году Алексей Стахович покончил с собой. Вот что удалось запомнить Шверубовичу: Спасское — имение Ливен, было барским имением англо-русского стиля. Дом-дворец в пятьдесят-шестьдесят комнат с несколькими террасами, галереями, балконами; перед ним — круглая, диаметром в двести саженей, поляна с подстриженным газоном. По ее окружности проезжали лошадей их завода, которых готовили к бегам. Недалеко от дома была идеальная (лучше, чем в Санкт-Петербургском яхт-клубе, как говорил Стахович) теннисная площадка. В конюшнях для господских выездов и для верховой езды стояло двадцать пять — тридцать лошадей. В оранжерее росли орхидеи и ананасы. Вокруг дома был парк, в котором были «руины замка», специально построенные в начале прошлого века. В середине пруда был остров, где во времена крепостного права играл оркестр. Имение было старинное, но дом-дворец все время модернизировали, все в нем и вокруг него было новым, нарядным, дорогим, первосортным. Хозяева, видимо, не были «разоряющимся дворянством», скорее они чувствовали себя благополучными английскими лендлордами викторианской эпохи. Нам сдали (как это ни странно, за довольно дорогую плату) домик».   «Домик был каменный, с водопроводом и теплой уборной, комнатах о шести, с огромной террасой. Жили той же компанией — семья Эфросов и Смирновых и наше семейство с тетей Сашей и моей двоюродной сестрой Верой». «Гостили у нас Надежда Ивановна Комаровская со своим мужем — художником Константином Коровиным. Он писал портрет жены на завитой хмелем террасе. Ходили к нам в гости и молодые жильцы из дворца — Андрей, Петрик, Машенька и дочери Стаховича. Думаю, что им было у наших скучно: ни спорта, ни спирта, ни флирта у нас не было, а споры о Шопенгауэре, Скрябине, Врубеле и Ленском им были неинтересны. Пришла как-то и сама «светлейшая» княгиня Ливен». Это наиболее полное, датированное, описание воскресенской усадьбы и её владельцев.

Летом 1909 года у княгини Ливен в имении Спасское гостил музыкант, композитор Юлий Конюс, который тогда был концертмейстером первых скрипок в Большом театре. Немного позже мы вернёмся к этому имени.

Стоит добавить, что Александра Петровна имением Спасское владела около 15 лет. За это время, помимо упомянутых новшеств в усадьбе появились несколько новых хозяйственных служб, некоторые из которых живы и доныне: каменный амбар, ледник, коровник, баня, новая псарня, птичий двор, оранжереи, каретный сарай, кузница, пекарня, молочный завод, скотный двор. Судя по размаху переустройства, Ливены не собирались покидать Россию. Флигель, в котором гостил Николай Васильевич Гоголь, был надстроен, у него появился второй этаж. Были укреплены конструкции оранжереи, увеличены окна второго этажа, перестроены входы и здание террасы. Флигели соединили с основным домом крытыми переходами с зимним садом. Подъезд к усадьбе с дороги Воскресенск – Маришкино был через главные въездные ворота — знаменитые Змеиные ворота, частично сохранившиеся и сегодня. Над аркой возвышалась китайская беседка, рядом была сторожка привратника. Есть несколько версий названия: Змеиными ворота называли потому, что декоративные змейки составляли элемент убранства беседки. А ещё рассказывали, что местные змеи любили греться на солнышке на воротах и иногда падали на входящих. Проверить это сегодня, к сожалению, уже невозможно. Появилась в Спасском и водонапорная башня, остатки которой можно увидеть и в наше время.

Спокойная мирная жизнь закончилась в 1917 году. Грянула революция. Старожилы рассказывали (об этом говорил не только Иван Краснов), что когда Александра Петровна поняла, чтоей придётся уехать за границу, собрала своих крестьян, попрощалась с ними и разрешила им взять то, что понравится. На память…

В послереволюционные годы был составлен Сводный перечень дворянских усадеб, где под № 49 значится усадьба Кривякино. Всего три строчки: «Кривякино им. Ливен Коломенского уезда. Вывезены портреты в Музейный фонд и фарфор в бывш. Строгановское училище». Как уцелели портреты и фарфор мы не знаем. Точно нам известно одно – портреты самой светлейшей княгини и её дочери Машеньки принадлежат кисти знаменитого художника-портретиста Валентина Серова.В 1918 году Александра Петровна покинула Россию и всю дальнейшую жизнь провела в эмиграции.Скончалась она 2февраля 1929 года в Париже, пережив своего мужа на 28 лет.

Подготовила материал Елена Юрова

Поделиться:

Комментарии закрыты.

Воскресенская газета Куйбышевец