На Марсе будут яблони цвести… — Воскресенская газета Куйбышевец !!!!!!!

На Марсе будут яблони цвести…

Это выражение, возможно, чрезмерно радикально при оценке работы дизайнера, преобразующего окружающую реальность в соответствии со своим представлением о красоте и желаниями заказчика, ведь эстетика часто определяется как овеществленная психология. На эту непростую тему мы сегодня разговариваем с профессиональным дизайнером Анастасией Артемьевой – представителем известной творческой семьи, нередко наведывающейся в Воскресенский район в свой загородный дом

— Анастасия, я впервые в Вашем доме, и восхищена дизайном. Расскажите, как родился такой интерьер?

— Иногда «лицо» дома начинается с одной-единственной вещи, которая задает общее стилевое направление. В нашем случае это был старинный буфет. Далее постепенно интерьер стал обрастать такими деталями, как рисунки, стеллажи, картины, шторы, подсвечники. Многое, зачастую, нахожу на блошиных рынках, посещение которых приносит мне большое удовольствие. Ведь сейчас в моде предметы старины.

— Я предполагала, что дизайнеры только оформляют предоставленное в их распоряжение помещение, или участок.

— На самом деле, всё гораздо сложнее. Дизайн — это не просто профессия, а, скорее, мироощущение. Независимо от желания, какие-то образы крутятся в голове постоянно. Просматривая кино, читая книгу, путешествуя, или просто прогуливаясь, ты фокусируешь взгляд на деталях, цветовых сочетаниях, формах, фактурах, отмечаешь, «кладешь их на полочку», пока они не находят отражения в очередном проекте.

— Как же рождается проект? Из чего он состоит?

— Помимо концепции, в состав проекта входит огромное количество рабочих чертежей, с указанием размеров, высот, материалов. И это уже не совсем творчество, тут требуется, помимо теоретических знаний, еще и опыт работы на объекте. Предполагается также умение ставить перед строителями задачи, осуществлять авторский надзор за ходом работ, тут, поверьте, уже совсем нет места лирике.

— А какие интересные для Вас проекты удалось реализовать?

— С две тысячи шестого года мне довелось поработать в нескольких московских дизайнерских фирмах. В составе одной из них я принимала участие в работе на крупном объекте в Черногории. Некоторое время работала в Москве руководителем проектного отдела по профилю городского благоустройства и озеленения. А, переехав за город, я создала свою дизайн-студию «ArtemievA», которая осуществляет весь комплекс работ по ландшафтной архитектуре и дизайну интерьера от начала до конца.

— Выполняли ли Вы какие-то работы в нашем районе?

— Не так давно завершился один очень интересный для меня проект — интерьер Гостевого дома «1825» в Коломне. Это здание тысяча восемьсот двадцать пятого года постройки, где мы максимально старались сохранить и подчеркнуть старинную кирпичную кладку стен, и «решили» все пространство в трех разных стилях (на первом этаже, в зоне «ресепшн» — старинный усадебный стиль, густые, плотные, довольно темные цвета, на втором – популярный сейчас «лофт» — грубая фактура кирпича и гладких стен насыщенного графитового цвета в сочетании со светлым натуральным деревом, на третьем — романтическая светлая обстановка с качелями). Это — своего рода, визитная карточка моей дизайн-студии в Коломне. Были также объекты в Белоозерском и Воскресенске. Последнее время я предпочитаю объекты в радиусе не более ста километров от дома, поскольку, учитывая недавнее прибавление семейства, не могу уезжать надолго. Кстати, с Коломной я сотрудничаю давно. В две тысячи седьмом году, в составе группы дизайнеров, выезжала туда на практику по рисунку, итогом чего стала выставка наших эскизов благоустройства набережной Коломенского Кремля, прошедшая в Арт-галерее «Лига». В 2013 году у меня была уже персональная выставка в Доме Озерова, живопись, графика, а также фото-арт (черно-белые коллажи с духовными и индустриальными мотивами, главной моделью в которых выступал наш, в то время пятилетний, средний сын Даниил). После выставки, по приглашению Галины Владимировны Дроздовой, директора Дома Озерова, я два года работала старшим преподавателем Коломенского педагогического института. Преподавала дисциплины, связанные с дизайном и архитектурой. Это был очень интересный опыт, позволивший структурировать все полученные мною ранее теоретические знания и практические навыки.

— Где же готовят подобных специалистов?

— Тут всё может складываться по-разному. Я, например, в последних классах школы посещала курсы при Московском архитектурном институте. Затем, выбрав профилем именно ландшафтный дизайн, поступила в Тимирязевскую академию. «Тимирязевка» — это маленькое государство в центре Москвы с огромной историей. Площадь ВУЗа настолько велика, что с лекции на лекцию иной раз мы перемещались на трамвае, или же прогуливались по знаменитой Лиственничной аллее, символу Тимирязевки. На территории ВУЗа множество учебных корпусов, пруды, несколько действующих музеев, недавно восстановленный храм, огромный красивейший Тимирязевский парк, ферма, пасека, дендросад, питомники и опытные поля. Учась на третьем курсе, я поняла, что помимо биологии, агрохимии, растениеводства, почвоведения и массы других специальных дисциплин, дизайнеру необходимы также знания в области архитектуры, проектирования, истории искусств, нужно владеть профессиональным архитектурным рисунком, и т.д. Чтобы восполнить пробелы в образовании, поступила в Московский Государственный Университет культуры и искусства на специальность «Дизайн среды», к замечательному педагогу Т.Г. Петровой-Латышевой, которая одновременно преподавала в МАрхИ.

— Как же судьба свела Вас с Артемьевыми, наверное, давали советы по оформлению территории?

— Нет, немного иначе. Родители Артемия приобрели свой участок в начале девяностых, а мои родители начали строительство дома на соседнем, несколько позже. Наше знакомство состоялось уже в новом тысячелетии…. Волею судьбы, мы из соседей стали одной большой семьей, живём с мужем и детьми в Карпово уже в течение семи лет.

— Значит, Ваши родители – не местные?

— Родители приехали сюда из Москвы. Мама двадцать пять лет проработала стюардессой в Аэрофлоте. Ее отец, мой дедушка, был летчиком, служил сначала в военной, потом в гражданской авиации. А мой отец родился на Урале, в небольшой старообрядческой деревушке Верхние Таволги. Воспитал же меня, во многом сформировал мировоззрение и круг интересов, мамин супруг, человек очень мудрый и эрудированный, среди друзей которого много замечательных художников, актеров и других представителей творческой интеллигенции.

— Вы хорошо знаете историю своей семьи…. А чем, если не секрет, увлекались в детстве?

— Подростком я занималась в детской музыкальной школе имени Р.К. Щедрина в Измайлово (как позже выяснилось, Родион Щедрин и Эдуард Николаевич Артемьев учились одновременно в консерватории, только Щедрин на курс старше). Родион Константинович и Майя Михайловна Плисецкая регулярно на день рождения Щедрина, в декабре, приезжали на концерт, который устраивала школа в их честь. Пела я и в хоре «Алые паруса» под руководством замечательного педагога Т.Я. Глазовой. Поскольку львиную долю музыкального материала составляли духовные произведения (как православные, так и католические), наш хор с миссией от Русской православной церкви и лично нашего Патриарха Алексия II, был отправлен в Италию, в Ватикан. Мы выступали перед Папой Иоанном Павлом Вторым, пели на итальянском, латинском и русском языках. Первого января двухтысячного года мы, в составе большого сводного хора, с мальчиками Сикстинской капеллы, выступили в Соборе Святого Петра на Мессе Мира.

— Вы в Риме открывали новое тысячелетие! Казалось бы, судьба настойчиво направляет к музыкальному поприщу!

— С музыкой я, как показывает жизнь, не рассталась, благодаря моему мужу, Артемию Артемьеву, профессиональному композитору и музыканту. Всегда хотела иметь большую семью, но даже и представить не могла, что буквально в одночасье мне предстоит стать мамой такого семейства! Трое детей постоянно проживают с нами: Даня ходит в общеобразовательную и музыкальную школы, Артемий-младший учится в институте, недавно у нас родился сын Филипп. Дочь Катя приезжает к нам на все каникулы (у неё прекрасный голос, учится в Мерзляковском училище при консерватории), старший сын Артемия — Алексей, по возможности тоже проведывает нас в Карпово. У Артемия прекрасные заботливые родители, они проводят с нами всё теплое время года. Тремя поколениями, каждый летний вечер, мы собираемся в беседке или дома за столом, пьем чай, делимся впечатлениями, воспоминаниями, идеями — это очень важная традиция, которую хотелось бы сохранить на долгие-долгие годы.

— Как Вам удается совмещать работу дизайнера с семейными заботами?

— Мы с мужем разделяем наши домашние обязанности. С папой Даня делает уроки, со мной занимается музыкой. Артемий может поиграть с маленьким Филиппом, пока я хлопочу по хозяйству. По мере возможности, старшие дети участвуют в воспитании младших, помогают нам по дому.

— Вижу, домашние «звери» тоже чувствуют себя полноправными членами Вашего немаленького семейства…

— Артемий очень любит котов. С нами в доме проживают двое: сиамский кот Дикуша и сибирская кошечка Бася. На участке живут еще три кота: среди них большой черный — Пегас (назван за окраску, не путать с мифологическим конём), пушистый Жирнохвост и очень ласковый кот по имени Штрудель.

Напоследок отмечу, что сидели мы за большим столом Артемьевых, повидавшим великое множество именитых гостей, и пили, по сложившейся традиции, особенное испанское вино, предложенное хозяином дома, Артемием Эдуардовичем Артемьевым. Мне разрешили даже извлечь несколько звуков из инструмента, с которого начался творческий путь Эдуарда Николаевича Артемьева. А великолепный зверь кошачьей породы, неторопливо спустившийся по лестнице, остался в моей памяти, как не последний штрих в изысканном дизайне этой гостиной.

Беседовала Елена Хмырова

Поделиться:

Комментарии закрыты.

Воскресенская газета Куйбышевец