И все понятно без слов… — Воскресенская газета Куйбышевец

И все понятно без слов…

Сегодня в гостях у «Куйбышевца» фотограф Алена Козлова. Ее работы не только приобрели известность среди любителей этого вида искусства, но стали востребованными серьезными изданиями в нашей стране и за рубежом.

– Мое увлечение фотографией началось еще в детстве, – рассказывает Алена. – Папа дал мне в руки фотоаппарат «ФЭД», и я с ним уже не расставалась. Потом был «Зенит», потом появились разные «цифромыльницы», затем первая «зеркалка» – и понеслось…

С восемнадцати лет снимаю профессионально, и вот уже пятнадцать лет не расстаюсь с любимым делом. Работаю вместе с партнером. Несколько лет назад мы создали творческий дуэт DewFrame.

Многие думают, что для профессионального фото необходимо выезжать в какие-то необычайно красивые уголки природы или выбирать для фона шикарные интерьеры, но это совсем не так. Один из первых снимков, с которых началось наше сотрудничество с журналом «Vogue Italia», был сделан в Воскресенске, на фоне усадьбы Кривякино. А для многих водных съемок, где создается образ романтического русалочьего мира, мы приглядели живописное местечко на берегу Москвы-реки, под новлянским мостом. Потом модели нередко удивляются: «Там же справа рыбаки сидели, рядом какая-то компания шашлыки жарила, а на фото все совершенно иначе. Классно!». Глаз художника умеет видеть в обыденном необычное.

– С профессиональными моделями работаете?

– Да, но не всегда. Иногда иду по городу и вижу интересное лицо, сразу спешу познакомиться, вручаю визитку, приглашаю на съемку.

– Как началось сотрудничество с итальянским журналом?          

– Просто отправила на ревью свою фотоработу, и ее приняли. Мы и сейчас с ними сотрудничаем, публикуем свои проекты на сайте журнала. Благодаря этому получили выход на крупное американское фотоагентство «Art+Commerce». Оттуда идут заказы для западных клиентов. Например, одну из наших фотографий приобрели для обложки книги английского психолога, написавшего рассказы о детях для чтения родителями.

– Вам сделали специальный заказ?

– Мы живем в цифровую эпоху, когда можно просто выйти в сеть, написать о том, что тебе нужно для обложки, увидеть все возможные предложения, и выбирать, что нужно. Так была выбрана наша фотография. Заказов много, и тематика самая разная. Требуются фотографии для иллюстрирования книг, потому что искать их среди интернет- предложений издателям гораздо выгоднее. Были заказы по натюрмортам для ювелирной компании…

В прошлом году мы публиковались в цифровых медиа, под кураторством крупнейшей фотогалереи мира «Fotografiska». Мы делали большую рекламную кампанию для часовой марки «Sauvage» с актером Сергеем Бадюком, включая и фотосессию, и брендбук.

– Что дает вдохновенье, приносит новые идеи?

– Многое. Надо получать больше впечатлений от окружающего, от произведений искусства. Портреты мастеров эпохи средних веков и возрождения очень вдохновляют. Я поклонница Рембрандта, Свет на его картинах просто поразительный. Он достаточно адресный, и сразу направляет взгляд зрителя именно так, как этого хотел художник: сначала все внимание на глаза, потом скользим по объекту и воспринимаем образ в целом.

Недавно у меня получилась спонтанная съемка с девушкой моделью. Обычно, сначала мы делаем пробную серию фотографий, а здесь с первых кадров стало ясно, что все сложилось. Мы встретились в сквере больничного городка на улице Победы. И прямо там провели съемку. Был конец мая. Я положила модель в уже белые одуванчики, засыпала ее сверху их пухом. Солнечные лучи падали на ее лицо сквозь траву и цветы, а с другой стороны отражались в зеркале, получился сложный перекрестный свет. Эта серия фотографий стала популярной. Редакторы «Vogue Italia» разместили их в рубрике «Best of». Так работы, снятые буквально под окнами квартиры, разлетелись по миру.

– Существует ли в сфере Вашей деятельности понятие «карьерный рост»?

– Конечно. Он выражается в публикациях в большем количестве журналов и ресурсов. Глянцевая журналистика потихонечку отмирает. Она стала очень дорогая, ее мало покупают. Люди все в Интернете. И снимки могут быть проданы для иллюстраций к выложенным статьям. Кроме того, фотография может быть и афишей, и этикеткой… У нас один из натюрмортов на фоне пейзажа стал этикеткой для вина, выпущенного небольшой партией. А спонтанно снятый пейзаж у нас купили для оформления московского ресторана. Словом, чем больше себя показываешь, тем больше тебя узнают.

– Сейчас многих волнует тема исчезающих профессий. На Ваш взгляд, профессии фотографа отмерен долгий век?

– Сейчас у каждого в телефоне и видео, и фотокамера. Поначалу действительно казалось, что теперь каждый сам себе фотограф, и что будет огромная конкуренция. Но потом стало ясно, что фотограф – вовсе не каждый. И на фоне многих людей, которые снимают по принципу акына (что вижу, то пою), стало гораздо проще показать себя. Если ты приходишь с какой-то идеей, ее замечают.

Вбей любой популярный хештег, и сразу увидишь массу селфи, и среди них редкий портрет, снятый с желанием показать человека каким-то определенным образом. Не говоря уже о печати на большом формате, который сразу создает более яркий эффект.

– Сразу вспоминается фотопроект Екатерины Рождественской, где известные люди предстают в образах героев с полотен мировой живописи.

– Периодически мы обращаемся к теме исторического костюма. Но весь арт, который мы снимаем, совершенно не коммерческий, нам за это никто не платит. Сами ищем людей, сами шьем костюмы. Иногда удается купить интересные вещи на блошиных рынках.

–А кто шьет?

– Сестра. Вообще-то она гейм-дизайнер, занимается разработкой мобильных приложений, но в свободное от работы время шьет.

Костюмы прошлых веков необходимо обжить, обыграть, чтобы все выглядело органично. Например, средневековые мужские рубахи очень здорово драпируются. В 2016 году у нас был большой сет, мы снимали прекрасную девушку-модель в воде. Высокая, тонкая, с длинными рыжими волосами, она удивительно смотрелась в рубахе из отбеленного льна. Когда кладешь такую ткань в воду, она смотрится очень красиво.

Вообще, арт-фотография, несущая в себе элемент искусства – моя любовь. Здесь важно не просто красиво представить объект, как, например, в коммерческом снимке, а создать образ, выразить через кадр определенную мысль, чувство. Но такая фотография не может быть интересна всем, она не имеет массовой востребованности, и прожить на нее в нашей стране невозможно. Поэтому мы еще занимаемся дизайном.

– Мы знаем, что Вы работали со многими хоккейными командами.

– Да, с разными хоккейными клубами, футбольными и баскетбольными командами. Мы долго сотрудничали с фирмой, которая занимается производством фанатской атрибутики. Хоккейки, футболки, бейсболки…

Коллекции достаточно большие, причем в наше пресыщенное время просто логотипчика не хватит, нужны интересные решения, которые понравятся заказчику.

– А какие существуют предпочтения?

– В зависимости от региона. Болельщики омского «Авангарда», например, оказались настолько суровы, что предпочли исключительно черный цвет и маленький логотипчик, хотя красный и белый так же являются официальными цветами команды. В московском регионе и на европейской части России народ больше готов к разнообразию дизайна.

– В каких еще сферах востребовано Ваше искусство?

– Свадебные съемки, портретные заказы. Стараемся, чтобы коммерческие проекты были тоже нам интересны и имели творческую составляющую.

Работаем с ресторанами, занимаемся фуд-съемкой (фотографирование еды). Там меньше креатива, но тоже интересно. Надо соблюсти целый ряд технологий, чтобы еда хорошо смотрелась в кадре. Мало кто догадывается, что на знакомый всем гамбургер работают целые студии. Составляющие готовят при утвержденной температуре, сбрызгивают специальными препаратами, и даже кунжутные семечки раскладывают на определенном расстоянии. И после этого фотографию еще и ретушируют.

– Фантастика! Как же тут покупателю устоять!

–Трудно! Правда, так искушают покупателя в основном на Западе. Многие же наши рестораторы считают, что можно и самому нащелкать блюда на телефон.

Еще в последнее время мы увлеклись воздушной съемкой. Мой компаньон Илья учится на пилота, и я тоже начинаю. Недавно мы организовывали авиационную свадьбу. Молодожены – авиаторы. Регистрация была под крылом самолета, потом – красивые съемки в воздухе. Летим на одном борту, а снимаем другой…

С лошадьми получаются замечательные съемки. Думаю, у нас с ними взаимная любовь. Продолжается проект «Гиппокрена», раскрывающий особый мир балета, выражающий многообразие эмоциональных состояний юных артистов перед танцем.

Еще мы путешествуем и снимаем, снимаем, снимаем…

Главная прелесть фотографии в том, что это универсальный вид искусства. Можно выразить любое чувство, и в любой стране тебя поймут без слов.

Беседовала Ирина Александрова
Поделиться:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Воскресенская газета Куйбышевец