Пятница, 01 декабря 2017 10:11

Он точно видел XXI век!

110 лет назад, 6 декабря 1907 года, родился человек, вклад которого в развитие Воскресенска не переоценить. Потомки увековечили память о нем в названии улицы, Дворца культуры, установили мемориальную доску, бюсты у ДК и на Аллее Героев Труда, скульптурную композицию и даже озеро в центре города именуют по его фамилии. Вы уже, конечно, догадались – это Николай Иванович Докторов.

Высокое доверие 

Он рано начал трудовую деятельность. Окончив профессионально-техническую школу, работал токарем на Ярославском заводе и одновременно учился на рабфаке. В 1931 году поступил в Ивановский химико-технологический институт и вступил в члены Коммунистической партии. На третьем курсе его избрали секретарем парткома.

После окончания института трудился инженером-технологом в проектном отделе Чапаевского завода № 102 Куйбышевской области. В 1938 году назначен начальником цеха, а 1 января 1940 года утвержден заведующим промышленным отделом, 16 ноября того же года избирается вторым секретарем Чапаевского горкома партии. Позднее переводится в высший аппарат партии на должность инструктора управления кадров ЦК ВКП (б).

Пройдя через такую серьезную школу, Н.И. Докторов завоевывает высокое доверие партии. В начале Великой Отечественной войны он получает исторический документ – мандат, подписанный самим И.В. Сталиным. В нем, в частности, говорится: «Все партийные, советские и хозяйственные организации должны оказывать т. Докторову содействие в выполнении данного ему поручения». Это было предельно высокое доверие, но и поистине громадная ответственность.

Во время Великой Отечественной войны Николай Иванович Докторов возглавлял один из заводов в г. Чапаевске, снабжавший фронт капсюлями для патронов и снарядов, гильзами к взрывателям и другой продукцией. Николай Иванович вспоминал, что практически каждый вечер он разговаривал с членом Государственного комитета обороны Л.П. Берией. Металлический лист для капсюлей изготавливал один из уральских заводов. Однажды Докторову доложили, что алюминиевого листа хватит только на два-три дня. Он срочно об этом сообщил производителю. Тот как-то несерьезно воспринял разговор, усмехаясь, сказал: «Ничего, вы как-нибудь выйдете из положения, остатки у вас еще имеются». Вечером позвонил Берия. Докторов сообщил, что на заводе все нормально, тревожит лишь маленький запас металлического листа. Спустя пятнадцать минут позвонил директор смежного завода: «Высылаю лист самолетом!»…

Во время войны Н.И. Докторову пришлось пережить несколько тревожных минут. В своем архиве он хранил небольшой казенный листок бумаги со страшным текстом, адресованным ему в грозовом 1941 году: «Докторову. Обеспечить в течение двух недель ввод нового цеха по выпуску боеприпасов. За невыполнение – расстрел. И. Сталин». В указанный срок военные снаряды стали поступать на фронт.

В конце 1942 года Докторова переводят на Балашихинский завод № 582 парторгом ЦК. Он мобилизует трудовые коллективы на повышенный выпуск снарядов для фронта. За это в 1943 году он награжден орденом Красной Звезды, который вручался за большие заслуги в деле обороны государства.

Воскресенский химкомбинат 

В декабре 1944 года Николай Иванович назначается парторгом ЦК на восстановление Воскресенского химкомбината. Об этом времени он позже вспоминал: «В годы войны завод эвакуировался, и после отхода немцев от Москвы по существу приступил к созданию заново тех производств, которые были созданы в первую пятилетку. В 1945 году работал башенный цех; сернокислотный и контактный цеха работали одной системой, работали суперфосфатный, цех силикагеля, коллоидно-графитовый и кислородный цеха. Жилье, в основном из барачного фонда, - свыше 50 бараков».

В ноябре 1948 года Н.И. Докторова избирают первым секретарем Воскресенского горкома партии, а 2 января 1950 года назначают директором Воскресенского химкомбината. Большой опыт партийной работы Николай Иванович использует уже как руководитель крупнейшего химического предприятия страны.

Он применяет новые стили и методы в руководстве большим трудовым коллективом, бурными темпами развивает стахановское движение. Рабочие, бригады, смены, целые коллективы берут на себя повышенные обязательства и успешно их выполняют. Предложение занять высокую должность заместителя министра химической промышленности Л.А. Костандова оказалась для директора неожиданностью. Отказать было практически невозможно. И все-таки он сумел найти аргументы, чтобы остаться на заводе.

Николай Иванович Докторов на протяжении всей жизни был не только производственником, но и партийным и государственным лидером. Он избран делегатом XXII и XXIII съездов КПСС, а также депутатом Верховного Совета СССР. Много лет являлся членом бюро Воскресенского ГК КПСС и депутатом городского Совета.

По масштабу мышления, уровню кругозора, просто по человеческой сути Николаю Ивановичу не было равных. Говорят, что идея строительства второй очереди химкомбината принадлежала именно ему. Кое-кто напоминал о двух перенесенных инфарктах, мол, выдержит ли он новое напряжение. Но Докторов знал, что стране нужны минеральные удобрения, значит, нужно и более мощное производство. Ему нравилось такое изречение: «Стоять на месте – значит, идти назад».            

Главный архитектор 

Однажды, когда в Воскресенске проходило совещание секретарей горкомов Московской области во главе с первым секретарем МК КПСС В.И. Конотопом, участникам совещания показали наш город, и он им понравился. Конотоп спросил: «А знаете ли вы, кто главный архитектор – создатель этого города?». И сам ответил: «Это Докторов. Да, Николай Иванович Докторов!».

Директор химкомбината большое внимание уделял развитию города, его инфраструктуре.  Ему хотелось снести с лица земли ветхое, устаревшее жилье барачного типа, расселить людей, проживающих по несколько семей в «коммуналках», в новые благоустроенные квартиры. Фактически он мечтал построить новый город с широкими, зелеными и асфальтированными улицами, обустроенными площадями, скверами, фонтанами и клумбами. После назначения на пост директора химкомбината свою бурную деятельность Н.И. Докторов начал со строительства Дворца культуры.

19 июня 1950 года заводская газета «Куйбышевец» напечатала статью начальника строительно-монтажного управления Михаила Ивановича Ручьева о строительстве Дворца: «Клуб строится по типовому проекту на 500 мест (человек), автор – архитектор Карташевич. Комбинат предполагает увеличить вместимость зрительного зала до 650 человек за счет удлинения зала на один пролет».

Чтобы принять такое решение, нужно было иметь большое гражданское мужество. Изменить типовой проект мог человек, обладающий большим умом и природной инженерной интуицией, приносящий себя в жертву ради будущих поколений, ибо это было время, когда еще не забылись сталинские строгости. Точный проектно-конструкторский расчет, дополнительные геологоразведочные испытания грунта, повышенный технический контроль строительных конструкций позволили принять окончательное решение - строить Дворец в обновленном виде. И вот уже не одно десятилетие Дворец культуры «Химик», носящий теперь имя его создателя, является украшением города.

В те годы Н.И. Докторов одним из первых в Московской области возводит жилье повышенной этажности. В управлении химкомбината была организована группа архитекторов, которая должна была внедрять самое лучшее и передовое в застройку жилых кварталов. А неугомонный директор внимательно изучал генплан застройки, уделяя особое внимание планировке и привязке каждого дома, а особенно «девятиэтажек» по улице Менделеева. И название этой улицы было предложено им в честь знаменитого ученого-химика.

Рассказывали, что Докторов, даже находясь на лечении в больнице, часами переставлял деревянные кубики-домики на макете застройки будущего микрорайона, формируя улицы и проезды, скверы и дворы жилого массива таким образом, чтобы в каждой новой квартире было больше света и тепла. 

Превышение полномочий 

Украшением центра города стал Дворец спорта. О нем Докторов вспоминал так: «Условия работы в химической промышленности не самые лучшие, далеко не курортные. Поэтому нам, может быть, больше, чем другим, требуются условия такого оздоровительного комплекса, как Дворец спорта. Когда в Москве появился первый в стране Дворец спорта, эта идея захватила и нас. Мы приступили к строительству. Но наше Министерство, взвесив все обстоятельства, нашло, что небольшому городу преждевременно создавать такое сооружение. И после того, как мы начали строительство, оно сняло с нас деньги, и строительство законсервировали».

Трудно себе представить, что пережил за это время Николай Иванович, что творилось в его душе. Эта стройка, как кость в горле, ни днем, ни ночью не давала ему покоя. «А теперь что? – задавал он себе вопрос. - Отстранение от должности. Тюрьма. Нет, рано сдаваться. Мы еще повоюем!». Неожиданно руководителя предприятия осенила идея обратиться к тому человеку, который может ему помочь.

Потом Николай Иванович об этом эпизоде напишет: «Я вынужден был поехать в ВЦСПС. Председателем в то время был Гришин Григорий Васильевич. Он подошел к этому вопросу не с точки зрения величины города, а с точки зрения значимости нашего коллектива, учитывая его трудолюбие, выделил комбинату 400 тыс. рублей. Благодаря этому строительство было продолжено. Одновременно Григорий Васильевич побеседовал, очевидно, с руководством министерства, и больше мы не испытывали нужды в финансировании этого объекта».

Усмотрев в градостроительных делах Н.И. Докторова превышение служебных полномочий, народный контроль СССР 12 мая 1967 года вынес ему выговор, который, правда, через полгода, 6 ноября 1967 года, был снят... 

Последняя капля 

Близким друзьям Н.И. Докторов показывал письма-анонимки, которые пачками приходили на его имя. В одном из них было написано: «Это твой последний орден, другой ты получишь в могиле». А уж потом на него «накатали» целую «телегу» анонимок и отослали в Москву.

Его сильно тогда потрепал председатель Комитета партийного контроля при ЦК КПСС А.Я. Пельше, выступавший с критикой и претензиями за катера, приобретенные для базы на Оке, за теплоход «Михаил Калинин» для отдыха трудящихся, на котором однажды со всем партийно-хозяйственным активом плавал по Москве-реке директор. Припомнил ему и улицу Менделеева, и, конечно, Дворец спорта. В последний раз Н.И. Докторов вернулся из Москвы и сказал: «Ну, все, отработался я. Дело осталось за приказом».

Николай Иванович в конце жизни тяжело болел. Он умер в июне 1983 года. Попрощаться ним во Дворец культуры пришел практически весь Воскресенск. Когда похоронная процессия проезжала мимо его родного химкомбината, заводчане провожали своего директора протяжными гудками тепловозов… 

За что же сегодня мы добрым словом вспоминаем Н.И. Докторова? Прежде всего, за государственное мышление, за то, что он видел минимум на полвека вперед. И видел не просто заводские цеха и жилые дома, а то поколение людей, которому достанется построенный им город. Город, первым Почетным гражданином которого он останется навсегда.                                                                               

Из книги М.С. Коробова «Три друга».

 

Прочитано 124 раз