Пятница, 02 декабря 2016 10:43

Я знаю, зачем я родился

Наш сегодняшний гость Григорий Осипов – человек поистине многогранный. Все многочисленные сферы его деятельности, достижения и титулы трудно даже перечислить. Григорий Борисович - писатель, поэт, физик, шахматист, секретарь правления Московской областной писательской организации, председатель высшего творческого совета, президент Академии русской словесности и Академии документалистики, первый вице-президент Объединения высших офицеров России, и это далеко не полный список. Он автор нескольких поэтических сборников и 50-и научных работ. Обладатель почти сорока наград и премий за достижения в области литературы и общественной деятельности. А буквально недавно снова стал лауреатом премии «Наше Подмосковье».

– В губернаторских конкурсах я участвую с 2014 года, – рассказывает Григорий Борисович, – и поскольку занимаюсь многими направлениями деятельности, всегда подавал множество проектов в самых разных номинациях. В нынешнем году подал 11. А диплом II степени получил за идею создания общественных домов творчества писателей. Эта мысль пришла мне в тот момент, когда мы лишились писательского городка в Переделкино. Суть проекта в том, что писатели, имеющие собственный особняк, могут придать ему статус общественного дома творчества, соответственно став его директором. И получить необходимое свидетельство. Места творческих встреч нам совершенно необходимы, и писатели откликнулись. Первый дом творчества имени Константина Паустовского был создан в Истринском районе Подмосковья. Это особняк с гостевым домиком и 20 соток земли. Владелец – член союза писателей Валентин Круговых. На торжественное открытие съехались писатели Подмосковья, были приглашены ученики общеобразовательной и музыкальной школ. Дело было в мае, так что мы провели еще и закладку «рощи писателей» (это тоже отдельный проект). И таких домов творчества планируется открыть в московской области с десяток. Второй дом творчества открылся в тверской области. Хозяева – члены союза писателей. На собственные деньги они построили храм, создали общественную библиотеку, музей русской словесности. На открытии провели шахматный турнир имени гроссмейстера Васюкова, в котором я стал победителем, получив в награду ведро брусники и гармошку. Следующие дома творчества открылись в Австралии в Сиднее, в Израиле, в Словакии. Задачи этих домов: проводить самые разные мероприятия, писательские встречи, симпозиумы, вести работу в местных школах, осуществлять писательский обмен. Я и сам не остался в стороне и как владелец дома в деревне Исаково Воскресенского района тоже открыл дом творчества.

– А что за проект роща писателей?

– В Истринском районе на тех же 20 сотках земли 15 лет назад были посажены семена деревьев, которые теперь подросли и явились основой для писательской рощи. Дубы, яблони, рябины, клены… посадили в честь Пушкина, Лермонтова, Гумилева, Есенина и многих других классиков. Именные деревья появились и в честь служителей православной церкви: патриарха Кирилла и митрополита Иллариона, написавшего шеститомный труд «Иисус Христос».

Есть дерево губернатора Воробьева, есть деревья в честь знаменитых шахматистов и еще порядка семидесяти наиболее известных писателей Подмосковья. Есть там и мое дерево рядом с земляком Николаем Гумилевым. У этого проекта уже появились последователи в Тверской и Липецкой областях.

 – Я знаю, что Вы пришли в писатели из физиков. Как это произошло?

 – Думаю, мой путь в литературу был предопределен самим местом рождения, ведь я появился на свет в тверском селе Кесьма, где прежде находилась усадьба Константина Батюшкова, и куда часто наведывались разные писатели. Я с легкостью учился в школе и перечитал все книги в местной библиотеке.

До тринадцати лет жил вместе с бабушкой и дедушкой, а потом переехал в Москву к маме, которая работала редактором в издательстве «Советская Россия». Она редактировала произведения Петра Проскурина, была знакома со многими литераторами и часто повторяла мне: «Гриша, не вздумай становиться писателем!». Мама понимала, каких огромных душевных затрат требует этот труд.

После 7-го класса я поступил в техникум, чтобы получать стипендию и поддерживать семью. А на четвертом курсе к нам неожиданно приехали представители МИФИ и меня как лучшего ученика пригласили на работу. Я сразу поступил на первый курс этого института и начал работать на кафедре под руководством Николая Басова, удостоенного Нобелевской премии за разработку лазера. До сих пор горжусь, что собрал своими руками рубиновый лазер, на котором потом человек 20 защитили диссертации.

Но мечта о литературном творчестве не покидала меня, поэтому едва поступив в институт, я сразу спросил: «Где у вас литобъединение? Я пришел его возглавить». И возглавил! Потом вышел на Андроникова, на Цыбина, добился публикации участников нашего объединения в сборнике. А по окончании МИФИ я, оставаясь работать на кафедре,   поступил в литинститут.

 – У Вас уже в студенческие годы проявился талант лидера и организатора?

 – Да. Однажды, будучи студентом МИФИ, я прочитал в «Литературной газете», что делегация писателей во главе с Андрониковым едет в Михайловское на празднование юбилея Пушкина и решил, что непременно соберу делегацию студентов и тоже поеду. Разыскал Ираклия Луарсабовича, встретился с ним и был поражен, с каким интересом он разговаривал со мной около получаса, общался как с равным, как с начинающим писателем. А когда я совсем было растаял, он вдруг сказал: «К сожалению, взять вас с собой все-таки не могу». Но я решил не сдаваться: «Мы все равно там с вами встретимся». Он заулыбался, и говорит: «Ну, давай-давай».

Отступить я не мог. В назначенный день приехал в Михайловское без приглашения и, смешавшись с толпой, проник в Святогорский монастырь, где похоронен Пушкин. Смотрю, там уже поет козловский, а рядом стоит Ираклий Андроников. Я подошел, взял его за руку и поздоровался. «Ну, ты даешь, Гриша!» – удивился он.

 – Легко ли Вы поступили в литературный институт, и кто были Ваши учителя?

 – С поступлением в литинститут мне помог Владимир Цыбин. Для поступления нужна была рекомендация, и по его совету я отправился в журнал «Сельская молодежь». Посмотрев стихи деревенского мальчика, каким я себя представил, да и всегда искренне считал, сотрудники редакции дали рекомендацию. И я стал студентом.

Годы учебы были незабываемы. Я учился у Александра Михайлова, который в то время был проректором. Я ходил на семинары Наровчатова и Долматовского, познакомился с Владимиром Гусевым, который впоследствии был председателем Московской городской организации Союза писателей России, а недавно стал председателем наблюдательного совета. Это была школа! На одном курсе со мной учился Григорий Остер. Чуть раньше окончил институт Лев Котюков, ставший для меня знаковой фигурой. Блестящий поэт и блестящий редактор, которого я в какой-то мере тоже считаю своим учителем. Сейчас он возглавляет Московскую областную писательскую организацию, а я являюсь его замом.

 – А когда началось Ваше увлечение шахматами?

 – В шахматы я начал играть в 4-ом классе, и увлекся до того, что впоследствии стал тренером детской команды Черкизовского парка, которая под моим руководством в течение 5 лет становилась чемпионом Москвы среди 28 детских парков. В зрелом возрасте я вошел в состав комиссии ветеранов при российской шахматной федерации. Меня стали приглашать в салон Аркадия Дворковича, где собираются общественные деятели и элита шахмат. Эта игра всегда являлась для меня и отдушиной, и средством общения с людьми.

Однажды, еще в конце 80-х по направлению МИДа я попал работать в Швейцарию, курировать строительство дома для сотрудников посольства. Но так как я человек общительный, то решил выйти за рамки своих непосредственных обязанностей и вызвал сборную посольства на шахматный матч из одной партии. В приглашении указал, что я чемпион «Спартака» и даже учредил призовой фонд 200 франков. Посольские сотрудники откликнулись. А я постарался свести партию вничью, ведь мне важно было, не выиграть, а установить хорошие отношения, и это удалось. Потом я еще долго занимался шахматами с посольскими детьми и даже присваивал им разряды.

 – А потом?

 – Потом пришли тяжелые времена 90-х, с наукой пришлось расстаться. И неожиданно для себя я попал в финансовую сферу. Меня пригласили в страховую компанию, я мгновенно освоил дело и в скором времени возглавил страховую компанию банка, а затем занял пост директора тематического направления «Культура» в Международной гильдии финансистов, президентом которой является Алексей Кудрин. Я организовал книжный салон из книг финансистов, художественный салон, и, конечно же, шахматный, в рамках которого был проведен чемпионат мира. На открытии турнира присутствовали Анатолий Карпов и Алексей Кудрин. А список моих личных достижений пополнился званием чемпиона мира среди финансистов.

 – Григорий Борисович, всем известно, какой огромный пласт Вашей общественной деятельности посвящен поддержке малоизвестных талантливых литераторов.

 – Поэт – это явление необычное и необходимое обществу. В нем синтезировано все: и гражданственность, и патриотизм, и любовь к родине, и глубокое знание родного языка. Потому-то я и стараюсь поддерживать талантливых авторов из глубинки.

Сегодня имена многих замечательных современных поэтов и прозаиков читателю практически неизвестны. Да и откуда?! Прежде любимые литературные журналы выходили миллионными тиражами. А сейчас у «Молодой гвардии» – тысяча экземпляров, у «Нашего современника» – тысяча двести, у «Юности» – тоже крохи. Какая тут может быть известность! Считаю, что литературные журналы и газеты должны поддерживаться на государственном уровне. А пока, чтобы сохранить наше творческое достояние, я создал музей современных писателей Подмосковья, куда направляю малотиражные книги.

Есть легендарный журнал «День поэзии». Это, кстати, тоже проект, который издается последние десять лет благодаря Андрею Шацкову и Михаилу Лермонтову (потомку поэта). Там ежегодно печатают 200 лучших поэтов России, в числе которых есть несколько имен и подмосковных авторов. Отбор очень серьезный и пробиться трудно. Поэтому не так давно мы были инициаторами учреждения премий Рождественского и Пришвина для наших талантливых авторов.

Независимо от этого нашей академией и областной писательской организацией было учреждено еще несколько премий и медалей. И все опять же для того, чтобы поднять авторитет современного писателя и помочь пробиться на значительные литературные площадки. Я учредил две академии: Академию литературной документалистики и Академию российской словесности. И президиум учредил наконец звания «Заслуженный» и «Народный» поэт Московии, Подмосковья и России. Многие писатели их уже получили. Это очень важно! Талантливые авторы должны становиться известными самому широкому кругу читателей.

 

Беседовала Ирина Александрова

Прочитано 905 раз