Понедельник, 31 октября 2016 08:35

Будь человеком

Новый год я встретил не совсем здоровым, заболел гриппом и две недели отлёживался дома, глотая таблетки и чаи с малиновым вареньем. К концу второй недели возникло желание читать. Поздним вечером перед сном я открыл нижнюю створку книжного шкафа и вытащил оттуда две желтовато-оранжевые книги Михаила Ножкина: «Точка опоры» и «Будь человеком». Открытый и проницательный взгляд, лучистый блеск глаз, волевой подбородок, красивое и мужественное лицо привлекли моё внимание. Его двухтомник я купил года три назад, а заглянуть и почитать оставил на потом.    

И вот я включил настольную лампу и взял одну из них в руки. Почти что на середине книги открылась страница с подзаголовком: «Вот уж действительно чудо!..». Меня очень заинтересовало название - «Чудо». Я погрузился в чтение, а когда дочитал до конца, понял, что все, о чём рассказал автор, в наше сегодняшнее сумасшедшее время это настоящее чудо.

У меня зародилась идея непременно разыскать номер телефона автора и переговорить. Я поделился своими мыслями со знакомой, которая дала номер телефона московской подруги и сказала: «Она певица! Ты позвони ей, напросись на её концерт и попроси телефон Ножкина». Я так и сделал. Как-то, вечером я дозвонился до неё. На все мои аргументы она высокомерным тоном заявила: «У нас так не принято!», и разговор на этом закончился. Я искал другие варианты, и мне, наконец, повезло. Один московский поэт, близко знавший Михаила Ивановича, назвал мне его номер. Я сразу же позвонил и услышал в трубке: «Подождите пару минут, Михаил Иванович сам вам перезвонит». И, действительно, через некоторое время раздался звонок, это был сам Ножкин! Я с дрожью в голосе заговорил, что я хочу написать очерк и взять у него интервью. На что он ответил: «Не стоит этого делать, кому сегодня интересен простой пенсионер. Тем более я нахожусь за рубежом на лечении, бываю в столице не чаще одного раза в два-три года. Так что встреча наша состояться не может».

Я в волнении положил мобильник на стол и задумался. Такая высокая персона - известный лирик, автор многих песен, ставших народными, любимый киноактёр, сыгравший десятки ролей в художественных фильмах: «Ошибка резидента», «Судьба резидента», «Освобождение», «Каждый вечер в одиннадцать», «У озера», «Земля, до востребования», «Хождение по мукам», «Юность Петра», «В начале славных дел», «Одиночное плавание», «Вариант «Зомби» и другие. Но как запросто, дружелюбно и откровенно поговорил он со мной. И я задался целью задуманное довести до конца.

Я отыскал кассеты с его фильмами и начал пересматривать «Освобождение». Глубоко залёг в мою память эпизод из фильма «Последний штурм». Его герои лейтенант Ярцев - Ножкин и майор Светаев - Олялин спасают берлинцев от мощного потока воды, движущегося им навстречу по железнодорожному пути линии метро. Гитлер, чтобы русские не проникли в его логово, к бункеру, через ближайшую станцию метро, приказал открыть шлюзы, пустить воду из Шпрее и затопить подземное помещение вместе с гражданским населением, которое, как в бомбоубежище, спасалось там от бомбёжек и артобстрелов.

Но русские солдаты, рискуя жизнью, спасают немцев от неминуемой гибели, выводят на поверхность и вплавь последними покидают метро. Этот эпизод может быть воспринят многими как художественный вымысел режиссёра-постановщика, но я хочу привести живой пример из жизни, услышанный мною из первых уст, от моего родственника Ивана Григорьевича Казакова – командира взвода инженерной разведки, воевавшего под Сталинградом, освобождавшего Донбасс, Ростов-на-Дону, Крым, юг Украины, Польшу, Германию, Чехословакию.

В Германии рота инженерной разведки 2-й мотоштурмовой инженерно-сапёрной бригады под его командованием освобождала город Бад Шандау. В населенный пункт вошли вечером 8 мая 1945 года, переодевшись в немецкую форму и пристроившись к вражеской колонне. Никто не заметил «лишних немцев», и восемь разведчиков разошлись по улицам. А в одиннадцать часов вечера по радио на всех языках начали передавать сообщение о капитуляции Германии. Приказа занимать город не было, главное – разведать все дороги, план местности и снять часовых у моста через Эльбу. Но неожиданно вышло совсем по-другому. Наш солдат, поставленный вместо снятого часового, случайно проговорился по-русски, и немцы услышали. А тут ещё сообщение о капитуляции.

По городу понеслось: «Русские идут», поднялась паника, и все немецкие части попросту сбежали, бросив пять тысяч своих раненых. Так горстка разведчиков неожиданно заняла целый город. Утром подошли наши войска, и Казаков, как первый офицер, вошедший в город, был назначен его комендантом.

Так, полтора месяца, с 9 мая по 18 июня 1945 года, стоял он во главе Бад Шандау. И как хозяин города, проявил не только большую терпимость, великую русскую гуманность, но и настоящее мужество. Он делал всё возможное и даже невозможное по обеспечению нормального отношения подчинённых ему войск к побеждённым, раненым немецким солдатам и заботился о гражданском населении.

Иван Григорьевич сумел отправить домой сто двадцать тысяч беженцев, а это большой труд: на каждого нужно было оформить документы, найти деньги на дорогу, собрать сухой паёк. Кроме того, были вылечены две тысячи немецких солдат, восстановлены все городские коммунальные службы. «Обязанность хорошего коменданта – не только следить за порядком, назначать комендантский час и ловить нарушителей, – вспоминал Иван Григорьевич, – Самое главное – накормить многотысячный город вместе с беженцами и плюс пять тысяч брошенных немецких раненых. Надо ухитриться найти достаточно медикаментов и продовольствия, защитить население от мародёров, помочь городу войти в более-менее размеренную жизнь, сформировать местную власть».

Эти полтора месяца были самыми тяжёлыми для молодого русского офицера. Но Казаков с честью справился с нелёгкой задачей. А когда прибыл новый комендант, Иван Григорьевич сдал ему город в образцовом порядке. Спустя четверть века вспомнили жители о первом военном представителе советской власти. Учитель городской школы Бад Шандау и его ученики обнаружили в местных архивах папку с приказами русского коменданта Казакова за 1945 год и были настолько потрясены их разумностью и гуманностью, что решили поставить вопрос о присвоении ему почётного гражданства.

Так, в 1972 году Иван Григорьевич стал почётным гражданином немецкого города Бад Шандау. После этого местная администрация трижды приглашала Казакова к себе на День города. Грамота о присвоении ему этого звания с тех незабываемых дней хранится в его квартире с самыми драгоценными документами и наградами. А наград у него великое множество, и не только от советского правительства, есть еще польские, чешские, Германской Демократической республики… Так что созданные актерами кинообразы совершенно реальны.

Михаил Ножкин всегда блестяще показывал в своих ролях дух русского воина самых разных времен: и первой мировой, и гражданской, и Великой Отечественной и, так называемой, холодной войны. Этот дух жил и в его собственном сердце.

Во время съемок киноэпопеи «Освобождение» ему сказали: «Нужна песня о войне». И вот «Последний бой» уже в фильме: «А я в Россию, домой хочу, я так давно не видел маму…». Песню, близкую каждому, тут же подхватила и запела вся страна.

Война для Ножкина – это часть собственной жизни, нелегкое детство, ужас плена в концлагерях Дахау и Бухенвальд. Его отец - Иван Петрович Ножкин - воевал. Это ему сын посвятил строки: «Под Ржевом от крови трава на века порыжела. Под Ржевом поныне шальные поют соловьи..». Мать была медсестрой. И воспитателями парня нередко становились раненые солдаты из ближайшего московского госпиталя. Михаил Иванович и сегодня вспоминает то тяжелое, но прекрасное время, когда люди жили беднее, зато дружно, поддерживая друг друга.  

В фильме «Хождение по мукам» его герой, полковник белой армии Вадим Рощин, заглядывая в будущее, говорит Кате: «Пройдут годы, утихнут войны, отшумят революции, и нетленным останется одно только кроткое, нежное, любимое сердце ваше». Словно противопоставляя непостоянству и изменчивости истории, превозносит он гуманистические человеческие принципы, вечные чувства и связи.

Высоким мыслям и благородным поступкам Михаил Ножкин следует и в обычной жизни. Размышляя об этом, он говорит: «Не так давно я написал киносценарий о сегодняшней судьбе героя кинодилогии «Судьба резидента» российского разведчика Бекаса. Жизнью этого героя я пытаюсь ответить на вопрос, который волнует многих в нашей стране. Бекас, как служил Родине верой и правдой, так и продолжает служить России. Не президентам и олигархам, не продажным и алчным политикам, а России, каждый шаг, сверяя именно мерой пользы для своей страны и ее достойного будущего. Каждый человек на своем месте должен приносить пользу стране, при этом сохранить в чистоте душу - свою маленькую Россию: не сломаться, не пойти в услужение к врагам, не позволить себя оскотинить. Чем больше людей достигнет этого, тем полнее и полноценнее предстанет возрожденная Россия. Я не часто смотрю современные фильмы. К сожалению, из того, что я видел, очень мало фильмов мне понравилось. Однако считаю, что только в самые последние годы стала немного продирать глаза наша совесть с экранов и в СМИ. Пять-десять процентов, не больше. В основном это сидение на стульях по кабинетам. Во всех этих сериалах какая-то пустота. Я не имею в виду, что надо обязательно в них всем ходить с надутыми щеками и серьёзным видом. Фильмы могут быть серьёзными, весёлыми и радостными, но смысл какой-то, ради чего всё? Творчество ведь созидательным, а не разрушительно должно быть».

Размышляя о современном кинематографе, невольно вспоминаешь военную доктрину директора ЦРУ Алена Даллеса, разработанную против Советского Союза: «Мы бросим всё, что имеем, на оболванивание и одурачивание людей. Незаметно подменим их ценности на фальшивые и заставим их в эти фальшивые ценности верить. Эпизод за эпизодом будет разыгрываться грандиозная по своему масштабу трагедия гибели самого непокорного на земле народа, окончательного, необратимого угасания его самосознания. Литература, театр, кино – все они будут изображать и прославлять самые низменные человеческие чувства. Честность и порядочность будут осмеиваться и никому не станут нужны, превратятся в пережиток прошлого». К сожалению, это именно те явления, которых нельзя не заметить в нашем современном обществе.

Сам Михаил Ножкин всегда старался нести зрителю самые благородные и светлые чувства. Он выступал со сцены с тем, о чём переживал, что накапливалось годами. С первых своих профессиональных шагов он отличался уникальной актерской многогранностью. Играл в спектаклях, эстрадных представлениях. Неплохо пел, хорошо танцевал, работал в жанре пантомимы. Песни на его слова, такие как «Последний бой», «Последняя электричка», «Девчонка-проказница», «Честно говоря», «Я люблю тебя, Россия», «А на кладбище всё спокойненько», «Образованные просто одолели», «Под городом Ржевом» получили широкую популярность. А песня "Время Русь собирать" звучит как набат, как гимн прогрессивной молодёжи.

В одном из интервью Михаил Иванович сказал о гражданах нашей страны: «Людям нельзя забывать, что они принадлежат к народу-герою, народу-победителю, к народу, который тысячелетиями создавал свою цивилизацию, культуру, совершенствовал язык, который отстаивал своё право на независимость, который сплотил десятки народов и национальностей в одну единую семью. Это был и есть самый главный успех России. И в этом её величие и спасение в будущем».

За многогранный талант, литературное творчество, четкую гражданскую позицию М.И. Ножкина любят и почитают миллионы соотечественников. Так, пожелаем же ему доброго здоровья на долгие годы и новых творческих успехов на благо нашей Родины.  

(Размышления в год кино. Отрывок из очерка Михаила Коробова)

Прочитано 1126 раз