Пятница, 14 октября 2016 10:25

Мой путь мне судьбой предназначен

Художественный руководитель ДК «Юбилейный» Анна Витбурк отмечает в этом году две большие даты: 40 лет в культуре, и 25-лет работы в Воскресенске. Сколько творческих проектов создала она за эти годы, сколько радости доставила людям! Стены ее кабинета плотно увешаны многочисленными грамотами и благодарностями, но самой дорогой наградой для нее всегда являются слова родителей: «Анна Ивановна, спасибо за счастливые глаза детей!».

– Мое детство прошло в далеком селе Турксад Ставропольского края, где очень дружно жили люди пятнадцати национальностей, – вспоминает наша гостья. – А родилась я в поле ночью. Маму везли на быках в больницу районного центра Арзгир, да не успели. К счастью, встретилась какая-то старушка, приняла у мамы очень тяжелые роды и сказала: «Пусть растет на счастье Анна». Так я стала носить имя, данное нашей спасительницей, хотя сначала родители хотели записать Валентиной.

Уже с трех лет меня называли артисткой. Все женщины в роду пели, и мне тоже передалась по наследству эта способность. У бабушки было высокое сопрано, и она пела в церковном хоре.

У мамы голос, похожий на мой, и абсолютный слух: двое поют – она легко строит терцию, при этом не зная ни одной ноты. Она была удивительной, совсем не похожей на сельскую женщину: такая красивая, аккуратная и интеллигентная, видимо, благородные гены передаются по наследству. Имела три класса образования, работала с девяти лет и всю жизнь пела в самодеятельности.

А училась вместе с нами: мы - 10 классов, а мама - 8 классов вечерней школы. Она умела многое: пахала на тракторе, поливала поля, сеяла, стригла овец, пекла хлеб для селян. Училась всему чему можно, и я, видимо, пошла в нее. Родилась я на русской земле, и труд крестьянский мне известен.

В школьные годы мне непременно надо было везде успевать и во всем быть лучшей. И в учебе, и в спорте, и в самодеятельности. А уж если музыку заслышу, сразу в пляс пускалась.

Учиться решили, конечно же, на артистку?

– Все говорили: «Аня, езжай туда, где учат петь». И после окончания школы я поехала в Ставропольское культурно-просветительное училище. Сказала, что хочу петь, и меня определили на дирижерско-хоровое отделение. Надо было идти на вокал, ведь мечта моя была стать певицей как Людмила Зыкина, как моя любимая Валентина Толкунова, но подсказать было некому, и я стала дирижером хора.

– Вы ведь были знакомы с Валентиной Толкуновой?

– В моей жизни было три встречи с ней. Буду рассказывать по порядку.

Когда мне было 18 лет, Валентина Васильевна приехала к нам в училище с сольным концертом. Поет на сцене «Поговори со мною, мама…», а я смотрю на нее, как на богиню, и плачу. После концерта пробралась за кулисы.

- Хотите петь? – спрашивает меня.

- Да! - говорю.

Толкунова поддержала меня, и подарила мне фотографию с душевной надписью: «Анечке…» и пожеланиями выучиться и стать артисткой.

– И Вы старательно учились.

– Очень. И училась хорошо, и пела в ансамбле, который мы в училище сами организовали, и на концерты ездила. И всегда старалась выглядеть красиво.

В Ставрополе меня все считали городской. У меня было одно платье и одни туфли, но самые модные. Материально было трудно, ведь надо и питаться, и одеваться, а у мама деньгами помочь не могла, только продуктами. А когда она еще приедет с Кавказа! У нее даже средств на дорогу порой не было, платили-то копейки. И вот я с первого курса стала работать по ночам.

Устроилась на кондитерскую фабрику. Там рядом с основным производством стояла маленькая такая будка, в которой был аппарат для переработки бракованных пряников. И вот: ночь, темень, никого вокруг нет, я сыплю из мешка поломанные пряники в воронку и, не переставая, мелю их, покрываясь липкой сладкой пылью.

В шесть утра я уходила, чтобы успеть помыться, а в восемь уже сидела на лекции. Как вспомню, так вздрогну. Вот сейчас заставь – я не пойду. А тогда еще и полы мыла в стоматологической больнице. Уматывалась, конечно, и порой, как ни боролась с собой, засыпала на лекциях. И все же у преподавателей я была на хорошем счету, а многих наших девчонок отчислили за неуспеваемость.

Однажды во время дежурства в стоматологии произошел удивительный случай.

Пришла на работу, надела халат, и вот вы представляете, привозят ночью больного – тяжёлые травмы лица, а из персонала никого. Один дежурный врач, да и тот в другом здании. Вызвали хирурга, а так как у этого парня оказались сложные повреждения, потребовалась операционная медсестра. Доктор как увидел меня в белом халате, схватил и потащил в операционную. И вот я стою и помогаю ему, инструменты подаю, а у самой на лбу испарина выступила: я ж не знаю, что как называется. В четыре утра мы закончили. Хирург пожимает мне руку со словами:

- Вы настоящий будущий врач!

- Вообще-то, – говорю, – я работник культуры.

- Какой еще культуры?! Вам в медицинский надо!.

Но я уже тогда понимала, что моя профессия предназначена мне судьбой.

– Какими были первые шаги в любимой профессии?

– 1976 год! Никогда не забуду: направили меня на автотранспортное предприятие заведующей автоклубом. Прихожу – а там одни мужчины-водители. В общем, просвещала я их прямо у грузовиков.

Когда я отучилась, вышла замуж и вместе с мужем-офицером и двумя детьми приехала в Новочеркасск по распределению. Муж служит, и мне надо где-то работать.

Смотрю, рядом с домом швейная фабрика. Пошла туда. Ставок по моей специальности нет, одни швеи да наладчики. Взяли меня на полставки слесаря-ремонтника руководить художественной самодеятельностью. Прошлась по цехам, увидела среди сотрудников очень большое количество вьетнамцев.  И вот я на свои полставки организовала три хора: русский, академический и вьетнамский. В успех вьетнамского хора никто не верил, но мне все же дали переводчицу, и работа началась.

Было действительно трудно, но я добилась своего, и мои артисты спели на русском языке на два голоса «Катюшу» и на вьетнамском песню про Хо Ши Мина. Мы сшили им шикарные атласные костюмы, поехали в Ростов на областной конкурс и заняли первое место. После этого меня сразу перевели в Городской отдел культуры.

– Талант и трудолюбие были вознаграждены!

Да. И там же на фабрике меня приняли в коммунистическую партию. Так как я была оформлена слесарем-ремонтником, и сознаваться в том, что я руководитель художественной самодеятельности было нельзя, я стала рассказывать на партбюро о том, как трудно работать женщинам, и как необходима автоматизация производства. В общем, меня приняли. И с 1983 года я оставалась коммунистом, пока КПСС не прекратила существование.

– Вы сами хотели вступить в партию, или Вам настойчиво посоветовали?

– Сама. Я всегда должна была быть первой, подавать пример, делать что-то общественно значимое. Это моя сущность, так по жизни и иду. Именно поэтому писанина бумажек в отделе культуры оказалась не по мне, и меня перевели работать в городской Дворец культуры старшим методистом. Вот это было счастье! Вела программы, сама во всем участвовала, на всех праздниках была диктором на площади. Организовала клуб ветеранов «Красная гвоздика»… И всё получалось.

Я была очень энергичной, решительной, и верила в справедливость. Однажды даже сумела всерьез защитить своего мужа. Когда поняла, что на работе у него не всё в порядке (ходит расстроенный, очередное звание незаслуженно придерживают), собралась и поехала в Ростов на прием к командованию Северо-Кавказского округа.

Захожу – передо мной сидят двенадцать генералов. А я красивая такая! Из Вьетнама мне привезли голубой сарафан с вышивкой ручной работы! Они меня как увидели – расплылись в улыбках… А я им сходу о творящейся несправедливости…И тут оказывается, что звание присвоено уже год назад, но начальство части это скрыло. Моего мужа, очень порядочного человека, просто давили за то, что он отказывался заниматься приписками. Потом приехала комиссия, во всем разобралась, а нас перевели в столицу. Сначала - коммуналка, потом - трехкомнатная квартира в центре столицы.

– Удивительный поворот! Вы не потерялись в большой Москве?

– Нет! Я устроилась на работу в ближайший к дому ДК работников торговли и в 31 год на «отлично» сдала экзамены в институт культуры. Директор дворца принял меня заведующей политико-массовым отделом, и я занялась организацией творческих встреч с известными и любимыми артистами.

В Москве я разыскала Валентину Толкунову. Пришла к ней на концерт с цветами и рассказала, что я поступила в вуз. Правда, идти на вокал было поздно, и я решила, что буду петь, как бог дал, а учиться стала на менеджера культурно-досуговых программ. И это направление оказалось по-настоящему моим.

Валентина Васильевна меня узнала, была тронута, и подарила мне вторую свою фотографию. Ну а третий ее портрет я получила, уже, когда переехала жить в Воскресенск и пригласила ее с концертом в ДК «Химик». Ей было под сорок. Я вышла к ней на сцену и пела на мотив «Поговори со мною, мама» «Так пой же, пой же, Валентина, на радость нам…» Мне так хотелось доставить ей радость!

Ее уход из жизни стал для меня огромной потерей, ведь она всегда была мне путеводной звездой. Такими же дорогими для моей души людьми были Людмила Зыкина, Людмила Гурченко, Георгий Жжёнов и Евгений Матвеев.

- С ними тоже были встречи?

- Конечно. С Матвеевым у меня была встреча в ДК Химик, где я вела большой районный праздник в честь Дня работников сельского хозяйства. Были приглашены артисты московских театров и среди них Евгений Семенович. Я открывала концерт песней «Умывалось красно солнышко…» и вдруг забыла слова. Чтобы выйти из положения, тут же стала говорить стихами, которые экспромтом полились прямо из души, и снова вышла на припев. Получилось очень здорово. За кулисами Матвеев говорит: «Какое оригинальное исполнение! Вы из какого театра?». И очень удивился, узнав, что я сотрудник ДК.

А я ведь сельский житель, выросла на земле, поэтому и получилось так искренне. И потом, я патриот. Очень люблю свою Родину. Если завтра скажут, что надо встать за нее в ружье – встану, хоть не умею стрелять. И таких, как я, думаю, немало. Мы знаем обо всем, что у нас не так, как хотелось бы, но Родина – это святое. Надо стараться жить достойно и следовать своему призванию. А Бог все видит и расставит на свои места. Я верю, что когда люди занимаются делом и сеют вокруг себя добро, вокруг них воцаряется гармония.

Вокруг меня всегда много людей, они разные, и у каждого я стараюсь учиться чему-то хорошему.

– Не показалась ли Вам работа в Воскресенске скучной после Москвы?

В 1991 году я пришла работать в ДК «Химик» к Алле Георгиевне Орловой, которую до сих пор люблю как родную, и была поражена и масштабом деятельности дворца, и уровнем творческих коллективов. Даже подумала: «Боже, как же мне здесь не затеряться!». «Химик» стал для меня местом, где проходило мое становление. Очень благодарна Алле Георгиевне за то, что она дала мне свободу творчества.

В 1992 году я уже организовала районный фестиваль «Аленький цветочек» для всех детей по всем жанрам. Так он у нас в районе и живет. Открыла районный «Вернисаж талантов» самодеятельного творчества для всех категорий горожан. Для маленьких – клуб «Кузнечик», где учили и петь, и танцевать, и вести себя за столом. Он просуществовал потом много лет, его участники уже взрослые люди, например, звукооператор дворца культуры «Химик» Константин Юдин.

Семнадцать лет я была заведующей культмассовым сектором, работала для цехов химкомбината, вела концерты и фестивали.

– И все-таки ушли?

– Мне хотелось расти творчески, поэтому наступил момент, когда я приняла предложение стать художественным руководителем ДК «Юбилейный», который должен был открыться после ремонта в 2008 году.

Встретили меня очень хорошо. А через месяц надо было сделать концерт на открытие сезона, куда были приглашены гости из правительства и из министерства культуры. Побывав на организационных собраниях во всех коллективах, я поняла, какие есть проблемы. Стали фантазировать вместе со всем коллективом, придумали оригинальный сценарий, две театрализованные музыкально-литературные композиции. Было много сделано. Не обошлось и без спонсоров. И пошла работа… Всё успели, почти всё задуманное претворили в жизнь. А сколько ещё надо сделать!

Сейчас, я уверена, мы на правильном пути. Я многому научилась во Дворце культуры «Юбилейный». И считаю, человек должен учиться всегда, чтобы развиваться дальше, ведь время неумолимо мчится вперёд, только успевай руку на пульсе держать.

- И каков же Ваш «правильный путь» на ближайшее время?

- В прошлом году я предложила три новых фестиваля «Домисолька» для малышей, «Лепесток Надежды» для приемных семей и «РИО-РИТА 50+» для пожилых людей и людей с ограничением здоровья. Сколько людей в возрасте от 4 до 84 лет из разных районов Подмосковья приняло в них участие! И в этом году мы уже снова провели два из них и готовимся ко II Фестивалю «РИО-РИТА 50+», который состоится 30 октября. Спасибо огромное администрации ДК «Юбилейный», управлению культуры, администрации района за то, что поверили в меня и поддержали мои творческие начинания!

Меня не покидают мысли о том, что ещё можно сделать полезного и интересного. Планов много, хватило бы сил и времени! Мечтаю о проведении областного православного фестиваля «За Мир, Отечество и Веру» вместе с воскресными и общеобразовательными школами, учреждениями культуры и искусства, и конечно, спорта. И ещё есть мечта: конкурс красоты и таланта «Иван да Марья» для детей и взрослых.                                                                                                  

Надо поднимать патриотизм, стараться обогащать людей духовно, бороться за души подрастающего поколения. И я верю, что культура и искусство – именно те силы, которые способны преобразить мир.

 Беседовала Ирина Александрова

Прочитано 686 раз
Какие вопросы экологии Вас волнуют больше всего?