Пятница, 20 мая 2016 08:47

Пусть всегда будет песня!

Народный коллектив «Вокальный ансамбль «Надежда» Дворца культуры «Химик» имени Н.И. Докторова» хорошо известен и любим воскресенцами. Более двадцати лет он радует горожан замечательными выступлениями. И все эти годы им бессменно руководит его создательница Заслуженный работник культуры Московской области Валентина Якунина. За свой вдохновенный труд она отмечена Знаком Губернатора Подмосковья «Благодарю», Грамотой министерства культуры РФ и многими другими наградами. Но главным подтверждением своих достижений считает аплодисменты благодарных зрителей и успехи воспитанников.

–Валентина Михайловна, когда Вы впервые почувствовали желание петь?

 – Наверное, оно появилось на свет вместе со мной. Родственники говорят, что до 8 месяцев я кричала, не останавливаясь, вот, наверное, и укрепила связки. А родилась я в Башкирии, в городе Стерлитамаке. Помню, мне 10 лет,  наш учитель музыки с баяном в руках водит меня по классам, и я пою песню Кабалевского «Наш край». Очень уж хорошо она у меня получалась: «То березка, то рябина, куст ракиты над рекой…».  

После школы я мечтала поступить в пединститут, но случайно села не в тот троллейбус и приехала к другому учебному заведению - культурно-просветительному училищу. Оно располагалось в старинном купеческом доме из красного кирпича. Вошла, и так мне там понравилось, что я отдала документы на хоровое отделение. Родителям не созналась. Папа узнал об этом только через полгода и был потрясен! Сам он, серьезный человек, главный бухгалтер крупного строительного треста, никак не мог понять, что за профессию я выбрала. Все спрашивал: «Ты что, будешь клоуном?!». Помирился со мной только через полгода, когда мой куратор прислала ему благодарственное письмо.

– Но Вам выбор нравился?

– Очень. Училище было с национальным башкирским уклоном, поэтому приоритет отдавался национальным кадрам, на которые потом возлагалась миссия поднимать культуру населения в сельской глубинке. Башкирской музыке уделялось много времени, но опора была все-таки на классику.

На моем пути встретились необычайно творческие талантливые преподаватели, причем бескорыстные люди. Педагог по дирижированию Роза Александровна Квасневская осела в Башкирии после войны. И в ней читалось дворянское происхождение: красивая речь, стать, умение одеваться… Ее муж Юрий Михайлович Воронин, выпускник Саратовской консерватории, был композитором и преподавателем фортепиано. Зигмунд Якубович Слотвинский, преподававший теорию музыки и гармонию, знал в совершенстве несколько языков и был великолепным пианистом. Недавно я с ним встречалась. Он до сих пор работает, теперь уже в должности директора. Это были прекрасные люди!

Наша жизнь кипела. Студентов хорового отделения привлекали к выступлениям в составе академического хора, организованного при Дворце культуры  завода синтетического каучука.  И мы даже ездили на конкурс в Уфу,  выступили на сцене театра оперы и балета и завоевали первое место.

– А на  каком инструменте Вы играли?

– Я тогда просто умела подбирать песни на пианино, хотя в музыкальной школе никогда не училась. Эта отличительная особенность всей моей родни по папиной линии. Все могли, взяв любой инструмент, научиться по слуху подбирать мелодии. И играли на гитаре, на баяне, на мандолине, причем очень складно, с гармониями. Племянница папы даже поступила в уфимское музыкальное училище и потом в Институт искусств на композиторское отделение. Правда, получив высшее музыкальное образование, ушла в бизнес. Но, может быть, время такое было, 90-е.

Так вот эта семейная способность передалась и мне. После школы меня даже пригласили в эстрадный коллектив петь и играть на клавишных.  Когда выяснилось, что я не знаю нот, музыканты очень удивились, но все же не попрощались со мной, взяли в состав, и  у меня получилось. Нотную грамоту я постигла только в училище. Училась самозабвенно. Спала по три-четыре часа в сутки. Ведь мне необходимо было освоить и фортепиано, и баян. Кроме того,  музыкальные предметы, которые другие ребята уже изучали в музыкальной школе, для меня были совершенно новыми.  Начав учиться в 19 лет, я одолела программу музыкального училища, и на выпускном экзамене играла Чайковского «На тройке» и сонату Моцарта.

– А как же руки, которые будущим музыкантам ставят с малых лет?

– Наверное, природа дала.  Пианино мне купили, когда я уже была в училище. Папа отказал себе в зимнем пальто, и еще долго ходил в холода в осеннем, лишь бы дочка училась.

А потом он повез меня в Москву, поступать в институт культуры на дирижерско-хоровой факультет.

Я приехала с красным дипломом и должна была сдать всего один экзамен, который представлял собой испытания по разным музыкальным предметам.  Услышав и увидев, как я играю и пою, экзаменационная комиссия была несколько озадачена: ведь, в отличие от других абитуриентов, я никогда не училась ни в музыкальной школе, ни в музыкальном училище, и это, конечно, было в чем-то заметно. Все вопросительно смотрели на председателя, а та долго собиралась с мыслями и, наконец, утвердительно кивнула головой. Все облегченно вздохнули, поставили «пять» и приняли.

На съемную квартиру, где ждал меня папа, я летела, едва касаясь земли. А когда прибежала, почему-то решила его разыграть. Сделала кислую мину и говорю: «Не поступила». Боже мой! Какое у него стало лицо! А когда я кричала: «Я пошутила, приняли!», – он все не мог поверить, все переспрашивал и был так счастлив!

С тех пор прошло много лет, и я очень жалею о том, что он так и не увидел, как я выступаю на сцене. Все казалось, еще будет время…

– А как Вы попали в Воскресенск?

– Вышла замуж за воскресенца. Мы вместе учились, и с 1978-го года живем здесь.

Когда я окончила институт, устроиться на работу было очень трудно. И музыкальные школы, и дворцы были укомплектованы кадрами. Но мне повезло: я попала на практику во дворец культуры «Химик» к Алле Георгиевне Орловой, потом получила направление в воскресенское управление культуры, где меня очень тепло встретила Валентина Петровна Байдала. Во дворце была музыкально-хоровая студия, я пела. А в 1991 году  меня пригласили в новую музыкальную школу «Элегия», и вот уже 25 лет я работаю там.

– Ансамбль «Надежда»  – это Ваше творение?

 – Да. Абсолютно мое, выстраданное. Первыми его участницами стали выпускницы музыкально-хоровой студии «Радуга». Они к тому моменту повзрослели, кто-то уже и замуж успел выйти. Сначала пели классику в сопровождении рояля, потом стали исполнять эстрадные композиции. А в 2004 году решили сделать постановку по мотивам мюзикла «Метро». Идею принесла наша девочка Наташа Кузина, а к воплощению ее подключились очень многие люди. Мы все вместе съездили на этот мюзикл, вдохновились, и погрузились в творческий процесс. Привлекли к подготовке наш театральный коллектив «Юность», и Марина Николаева помогла завязать в сценарий выбранные нами самые яркие номера мюзикла. Пригласили ансамбль Марии Тышецкой «Сувенир».  Аранжировки сделал наш воскресенец Василий Мусатов, который играл в группе Витаса.

Сделать настоящую постановку было непросто. В течение года мы учили партии и писали фонограммы. Когда потребовались мужские голоса, которых нам не хватало, пригласили мальчиков из «Сувенира», оказалось, там есть поющие танцоры. Одного из ребят взяли в армию, так мы туда звонили, вызволили его буквально на сутки, ночью писали фонограмму, и все ему помогали.  Сейчас он репетитор  «Сувенира». А Дима Богданов, который  был солистом, работает в театре Алексея Рыбникова, участвует в мюзиклах. И сейчас начал ставить собственные постановки в Егорьевске.

Когда мы показали «Метро» хореографам, съехавшимся на фестиваль танца «Воскресенские вензеля», все просто ахнули. Потом мы  выступали со своей постановкой на площади Ленина в день Химика. И это была настоящая феерия! Теперь я думаю, что окончательно наш ансамбль «Надежда» сложился именно с этого мюзикла.

В 2004 коллектив получил звание «Народного», которое мы периодически подтверждаем. Мы продолжаем работу, в нашей творческой жизни много всего интересного. И концертные выступления, и постановки музыкальных сказок, и конкурсные поездки в Польшу и Италию. В прошлом году как академисты выступили в Москве на конкурсе имени Алябьева. Пели без сопровождения романс Борисова «Звезды» и шуточную песню «Степа». Заняли второе место. В этом году приняли участие в Московском  международном конкурсе  и тоже завоевали второе место. Мы постоянно участвуем в городских мероприятиях, всегда с удовольствием пели в Литературной гостиной библиотеки химкомбината, и сейчас продолжаем выступать в Центральной библиотеке.

– Теперь, когда совершен такой труд, есть ансамбль, голоса звучат, у Вас появились крылья, чтобы  оторваться от повседневности и рвануть в творческую высь?  

– К сожалению, нет. Работа в  культурно-просветительской сфере тем и отличается, что наши артисты не профессионалы, и мы не платим им денег. Они приходят сюда для удовольствия, и здесь не топнешь ножкой. Надо жить жизнью коллектива, вникать в проблемы людей и все время стараться заинтересовать.

На свете есть и музыкальные школы, и училища, и консерватории, и филармонии, но то, чем мы занимаемся - культурно-просветительская работа - это уникальное явление. Ведь работаем, по сути, с сырым материалом. Человек приходит, такой, какой есть, и ты должен научить его петь. А помимо этого еще существуют манера исполнения, вкус выбора, умение одеться, выйти и преподнести себя… Всему этому надо кропотливо учить.

– А какого возраста участники коллектива?

 – Очень разного. И 13 лет, и 20, и 40, и старше. Это цельные люди, и с ними интересно. И музыка – очень важная часть их жизни. Есть у нас девочка, которая была у меня сначала в детской группе «Капельки», потом в «Капели», теперь пришла в «Надежду». Сейчас начала осваивать фортепиано и собирается поступить в Институт на музыкально-педагогический факультет. Есть девочки, которые уже окончили музыкальное училище. Одна стала студенткой института имени Маймонида и успешно попробовала свои силы в хоре «Новой оперы».  Мои выпускники работают в музыкальной школе, руководят хорами, и это очень приятно.

И, конечно же, большая радость работать для зрителей. Когда видишь, как мужчины в зале вытирают слезы, как с восторгом смотрит публика на артистов, как аплодирует, понимаешь, что это и есть то, ради чего мы трудимся.

 – А Вы сама поете?

– Пою. Десять лет пела в хоре «Хорал» со дня основания. Ездила на певческие конкурсы. Бывала дипломантом. Но главное, что вместе со мной поют мои воспитанники - дети и взрослые. Уже несколько лет существуют организованные мною межзональные хоровые фестивали  «Надежда» и «Соловушка», которые мне очень дороги. Есть еще много идей, которые можно осуществить. Музыка – настоящее сокровище, и чем больше людей откроют ей свои сердца, тем светлее станет мир!

Прочитано 1010 раз