Пятница, 25 сентября 2015 10:50

Вклад Воскресенска в триумф советского фигурного катания

Знаменитой фигуристке Людмиле Белоусовой нынешней осенью исполняется 80 лет. Старшее поколение наверняка помнит ее звездный дуэт с Олегом Протопоповым. Но многие ли знают, какую роль в жизни спортсменов сыграл Воскресенск? А ведь именно в нашем городе Белоусова и Протопопов готовились к самому триумфальному сезону в своей карьере! Здесь они несколько лет жили и тренировались. И на долгие годы сдружились с семьей простых сотрудников химкомбината…

Сведения и фотографии, приведенные в данном материале, можно считать эксклюзивными. Знаменитые фигуристы не откровенничали с журналистской братией, и их частная жизнь не становилась объектом репортажей в советских СМИ. Мы же получили информацию из «первых рук» – от членов упомянутой выше семьи. Кстати, в нашем городе живет крестник великих фигуристов, названный, естественно, Олегом.

Чемпионы-отшельники

Людмила и Олег, уже будучи чемпионами мира и Олимпийских игр, появились в Воскресенске осенью 1966 года, сразу после открытия ДС «Химик». С ними был подписан договор о постоянной аренде льда для утренних и вечерних тренировок. Жили фигуристы в гостинице хоккеистов при Дворце спорта.

Но почему именно Воскресенск? Просто здесь они могли опробовать новые элементы своих композиций, не опасаясь, что их подсмотрят и скопируют недремлющие конкуренты. Одно из главных условий подписанного договора было таким: во время тренировок к ледовой арене не допускался ни один посторонний человек!

- По режиму секретности Дворец спорта напоминал тогда оборонный объект. Перед каждой тренировкой сотрудники стадиона с милиционером обходили трибуны в поисках «засланных казачков», – рассказывал бывший директор ДС «Химик» Е.П. Пивоваров. – И однажды за шторой действительно обнаружился таинственный незнакомец с кинокамерой.

Не раз наведывался в Воскресенск и главный конкурент Белоусовой и Протопопова – знаменитый тренер Станислав Жук. Он приезжал якобы договориться об аренде льда, но его визиты всегда совпадали с тренировками Людмилы и Олега. Он обязательно пытался пройти к ледовой площадке, и в его руке непременно была видеокамера (два комплекта редчайшей тогда в СССР японской аппаратуры закупила Федерация фигурного катания специально для С. Жука и для пары Белоусова-Протопопов). С огромным трудом удавалось сотрудникам стадиона преграждать путь известному и чрезвычайно пробивному человеку.

Но кроме спортивной конкуренции, возможно, имелся у звездной пары и сугубо личный мотив для бегства от столичных сплетников. Знаменитым фигуристам перевалило в ту пору за 30 лет. По свидетельству очевидцев, Людмила хотела стать матерью. Однако Олег, человек жесткий, всю их жизнь подчинил покорению спортивного Олимпа. По этому поводу у них нередко происходили выяснения отношений. Словом, пребывание вдали от посторонних недобрых глаз было им необходимо.

Видимо, именно поэтому они неожиданно сдружились с одной простой воскресенской семьей. Юлия и Виктор Строкань являлись сотрудниками разных подразделений химкомбината. Они были чуть моложе фигуристов, но уже имели двух дочек и останавливаться на достигнутом не собирались…

Плач Юлии и Людмилы

Для самоконтроля на тренировках Белоусова и Протопопов использовали видеомагнитофон. А снимал их на видеокамеру кто-нибудь из работников стадиона. Чаще других – художник Дворца спорта Виктор Строкань. Постепенно деловое сотрудничество переросло в дружбу семьями. А у олимпийской чемпионки Людмилы Белоусовой и аппаратчицы химкомбината Юлии Строкань отношения вообще сложились очень доверительные.

Супружеские пары вместе ездили летом на пикники. Фигуристы сидели на строжайшей диете, поэтому вылазки на природу обходились без шашлыков и ограничивались супчиком из вареной картошки. Для таких поездок у спортсменов имелась сконструированная на заказ «Волга»-пикап, у которой задняя дверца откидывалась и превращалась в походный столик. Несколько раз гостеприимные воскресенцы приглашали фигуристов к себе домой.

- Мы тогда жили в Неверове в бараке, – рассказывает Юлия Николаевна Строкань. – На четверых у нас имелась комнатушка в 11 квадратных метров. Зимой печка топилась плохо, стены насквозь промерзали, с потолка иней бахромой свисал… Тут и принимали мы олимпийских чемпионов, картошкой жареной угощали, а они нашим дочкам соки разные приносили.

А однажды Людмила Белоусова наведалась к Юлии Строкань одна, без супруга. Произошло это при весьма необычных обстоятельствах.

Заканчивалось лето 1967 года. Барак, где обитало в числе других семейство Строкань, стали сносить. Но жилье взамен предложили маленькое, и Виктор с Юлией устроили «акцию протеста», наотрез отказавшись переезжать (их потом с милицией выселяли).
И вот представьте такую картину: подкатывает Людмила Белоусова на импортном велосипеде к знакомому бараку, а там вместо здания – руины, посреди которых высятся стены единственной уцелевшей комнатушки, где сидят и «бастуют» беременная Юля и две ее дочки. Пробралась по бревнам Людмила к подруге, и тут уж женщины дали волю слезам!

А поплакать им было от чего. У одной близятся третьи роды, а нормального жилья не дают. У другой имеются и слава, и достаток, она готовится к поездкам во Францию и Швейцарию на Олимпийские игры и чемпионат мира, но вот детей своих нет и, видимо, никогда не будет.

- И мы тогда договорились, что если у нас третья дочь родится, то назовем ее Людой, а если сын – Олегом, – вспоминает Юлия Николаевна. – И этому ребенку Белоусова собиралась стать как бы крестной матерью «по жизни», поскольку крестить детей по-настоящему я, партийная, права не имела.

… Год 1968-й выдался удачным для обеих семей. Белоусова с Протопоповым второй раз завоевали олимпийское «золото» и в четвертый раз стали чемпионами мира и Европы. А у Юлии с Виктором в январе родился третий ребенок – сын, названный Олегом. А еще их поселили в коммуналку в центре города – на пересечении улиц Советской и Победы, в доме с аркой рядом со школой №2.

Летом знаменитые фигуристы вновь приехали в Воскресенск. Как и прежде, гоняли они по округе на спортивных велосипедах, занимались на Москве-реке водными лыжами и виндсерфингом, собирая на берегу толпы зевак… А еще ездили с семьей Строкань на пикники. Только теперь взрослых сопровождал маленький Олежка. Людмила сильно привязалась к своему крестнику. После тренировок она нередко приходила поиграть с малышом, пеленала, укачивала его.

- Видимо, такая у нее имелась потребность, – говорит Юлия Николаевна. – До этого Люда постоянно с котятами возилась. Летом на плоской крыше Дворца спорта всегда бегало много котят, так она залезала к ним, кормила их молоком, ласкала…

По словам Юлии Николаевны, Белоусова и Протопопов перебрались жить из гостиницы хоккеистов в «больничный поселок», где снимали полдома. Туда к ним приезжали погостить мама Олега из Ленинграда и родители Людмилы из Москвы. Отец у Белоусовой был заядлым рыбаком и много времени проводил на местных водоемах. 

- Ни Олега Алексеевича, ни Людмилы Евгеньевны я практически не помню, – говорит крестник фигуристов Олег Строкань. – Зато очень хорошо запомнил, как они привозили мне в подарок заграничные игрушки и, что особенно ценно по тем временам, жевательную резинку. Благодаря этому я считался чуть ли не самым «крутым» ребенком во дворе!

Сколько еще сезонов фигуристы жили и тренировались в Воскресенске, сейчас трудно сказать. Возможно – вплоть до своего ухода из советского любительского спорта в 1972 году. Они тогда стали выступать в Ленинградском балете на льду. С гастролями бывали и в нашем городе, где обязательно виделись с семьей Строкань и привозили подарки.

В швейцарской глуши

В 1979 году, будучи с балетом на гастролях в Швейцарии, Белоусова и Протопопов попросили политического убежища и получили его. О причинах такого поступка мы еще поговорим, а сейчас лишь скажем, что ситуация была скандальной: в СССР спортсменов заклеймили как предателей и перестали упоминать их имена в СМИ… Ну а фигуристы поселились в горной деревне Гриндельвальд с населением около 4000 человек. Связь семьи Строкань с опальными «невозвращенцами» не прервалась. Они регулярно обменивались письмами, которые пересылались с оказией, через каких-то людей в Москве. 

Послания из Швейцарии приходили очень теплые. «Дорогие наши, родные Витя и Юля!», – так начиналось одно из писем. Фигуристы сообщали, что продолжают упорно тренироваться и успешно выступать на соревнованиях и в различных шоу. В том же письме спортсмены поведали супругам Строкань, что пишут новую книгу, «где есть и ваши имена, и глава о Воскресенске». К этой теме они возвращались не раз, подчеркивая тем самым, что старых друзей не забывают.

Из писем явствовало, что в Швейцарии жизнь Людмилы и Олега благополучна и налажена. Они любят кататься на горных лыжах, каждый год два месяца отдыхают на Гавайских островах, где занимаются виндсерфингом и подводной охотой. А еще по тексту видно, что писали их одни советские люди, поселившиеся «за бугром», другим советским людям, о загранице и не мечтавшим. «Мясо здесь любое, ветчина, колбасы до хрена, сосиски, языки копченые и свежие», – со смаком описывал Олег Протопопов швейцарские магазины. Люди старшего поколения хорошо понимают, о чем идет речь…

- Мы очень смеялись, когда в 1980-е годы читали в их письмах про консервы для кошек, – говорит Юлия Николаевна Строкань. – А потом это и у нас стало обыденностью.

В 1990-е годы переписка между Швейцарией и Воскресенском почему-то заглохла. Виктор Строкань умер. Его жена вырастила детей и теперь участвует в воспитании внуков. Она по-прежнему много времени уделяет своему давнему увлечению – изготовлению поделок из веток, корней и прочего природного материала. Квартира Юлии Николаевны в Новлянском похожа на выставочный зал. На стенах висят картины ее мужа Виктора и сына Олега, на стеллажах расставлено несколько сотен оригинальных поделок.

Крестник фигуристов Олег Строкань, как и его родители, – человек с творческими способностями. Особенно увлекается музыкой. После службы в армии начал получать соответствующее образование, но не смог его завершить из-за тяжелой болезни отца. Надо было работать, и Олег стал сварщиком, коим остается по сей день. Но музыку не бросает. К примеру, в составе воскресенской рок-группы «Практика утех» записал альбом «Кровь с молоком», где является автором ряда композиций. В качестве бас-гитариста участвовал в съемках двух телепередач с известным певцом Витасом…

Ну а на память о дружбе с великими спортсменами у семьи Строкань остался фотоальбом с доброй сотней снимков. Те, что присланы из Швейцарии – цветные и отображают благополучную жизнь фигуристов. От советского периода остались черно-белые фото, где Людмила и Олег запечатлены на различных соревнованиях, а также бытовые снимки, сделанные в нашем городе. Многие из карточек подписаны: «Строканям и Строканятам от Люды и Олега» или «Воскресенским цыганам от кочующих ленинградцев» (Виктор Строкань был очень смугл и походил на цыгана). Фотография, датированная декабрем 1967 года, имеет такую подпись: «Поздравляем с Новым годом. Желаем много счастья и здоровья, а еще – сына!»…

«Жизнь без катка была им неведома»

А теперь внесем ясность в вопрос об отъезде Белоусовой и Протопопова из СССР. Правительственная «Российская газета» недавно раскрыла подробности состоявшегося в 1970 году приезда в Москву американского мультимиллионера Мориса Чалфена, владельца известного ледового шоу «Холидей он Айс» (показанного, кстати, и на воскресенском льду), который предложил звездной паре престижную работу. Возраст фигуристов подходил к сорока годам, высокие результаты они показывали все реже, и подобный вариант давал им достойную возможность уйти из большого спорта, но остаться в профессии на радость многочисленным поклонникам.

Однако функционеры нашего парного катания тогда не отпустили их: дескать, они нам самим нужны. Но в том-то и дело, что чиновники в этой паре уже не нуждались! Из статьи в журнале «Физкультура и спорт»: «Они не хотели расставаться с фигурным катанием. Однако их усиленно принуждали это сделать. Над ними смеялись, их травили, выживали, не пускали на каток». В итоге Белоусова и Протопопов покинули большой спорт. Вот еще цитата из «Российской газеты»: «Они ушли с обидой. Но жизнь без катка была им неведома. И они выступали в Ленинградском балете на льду, разъезжали по провинции и по миру. Их боготворили зрители СССР и других стран».

А теперь предоставим слово заслуженному тренеру России Людмиле Великовой (она воспитала ряд известных фигуристов – Антона Сихарулидзе и др.): «Они не захотели мириться с тем образом жизни, который у нас существовал. После окончания спортивной карьеры они были еще не готовы переходить к тренерской деятельности. Попали в балет на льду. А там – алкоголь, табак, все остальное… Для Людмилы и Олега это было шоком. И они отказались принимать существующие порядки. Вот и уехали».  

В общем, судя по публикациям последних лет, отношение к этим спортсменам у нас в стране изменилось. Причины их отъезда за границу стали по-человечески всем понятны. Тем более, что за рубежом теперь свободно выступают наши хоккеисты, футболисты, биатлонисты, те же фигуристы и т.д. Людмила Белоусова и Олег Протопопов приезжали в Сочи на Олимпиаду-2014, где встречались с Президентом России Владимиром Путиным…

А что же мы, воскресенцы? Гордимся ли мы тем, что у нас жили и тренировались фигуристы, признанные во всем мире великими? Может, во Дворце спорта им посвящена памятная доска или стенд с фотографиями? Или сведения о них имеются в городском музее? Увы, ничего этого нет. Старшее поколение уже забывает звездную пару, а молодежь в большинстве своем и вовсе не знает их имен. А ведь они первыми из наших фигуристов стали чемпионами Европы, мира и Олимпийских игр. Победы Белоусовой и Протопопова положили начало целой эпохе, когда в парном катании безраздельно царили советские спортсмены.

Наиболее же триумфальным оказался для Белоусовой и Протопопова 1968 год, когда они единственный раз в жизни взяли всё возможное «золото» сезона – от первенства страны до Олимпиады. А стартовой площадкой для этого взлета послужил именно наш город (кстати, чемпионат СССР-1968 проходил в… Воскресенске!). Разумно ли нам отказываться от такого замечательного повода для законной гордости?  

Свое 80-летие Людмила Белоусова (очень надеемся) отметит 22 ноября. За оставшееся до юбилея время вполне можно успеть каким-то скромным образом обозначить факт пребывания в Воскресенске великой фигуристки и ее партнера. И они, и город этого вполне заслужили.

P.S.

В последние годы звездный дуэт стал более открытым для журналистов. И мы узнали, что живут они по адресу: ул. Шпильштадтштрассе, дом «Ааммолтра» – это на местном диалекте означает «Вишня» (в Швейцарии есть традиция присваивать домам не номера, а имена). В 3-этажном шале, где обитает еще 5 семей, фигуристы арендуют скромную «трёшку» – гостиная, спальня, кабинет и кухня. Средства к существованию – небольшая швейцарская пенсия плюс гонорары за редкие теперь мастер-классы, выступления в шоу и т.д. В общем, как зарабатывали на жизнь своим трудом, так и зарабатывают.

Сергей Киселев

 

Прочитано 1163 раз
Какие вопросы экологии Вас волнуют больше всего?