Пятница, 24 июля 2015 08:09

Как воспитать «звезду»

В третий раз в тренерский штаб воскресенской хоккейной команды вошел Сергей Кремлев. Сначала он завоевывал с «химиками» «серебро» Высшей лиги. Потом учил ребят в «молодежке». И вот опять приехал в наш город, чтобы возглавить новый спортивный коллектив на новом уровне. Это ли не повод поговорить подробнее с Заслуженным тренером России. И не только о хоккее…

- Сергей Валентинович, Вы – коренной москвич?

- Да, я родился в Москве, в районе Очаково. Потом переехали на проспект Вернадского. Это тогда был совсем новый микрорайон. Но жил я в Москве до пяти лет. Отец был военнослужащим, и его направили служить в Заполярье. Всей семьей мы переехали в Воркуту.

Про Москву еще могу рассказать, что мои дедушка и бабушка жили в одном историческом доме на Суворовском бульваре. Говорили, что здесь осенью 1812 года квартировал кто-то из генералов французской армии. Сейчас в этом доме располагается банк. Проезжаю иногда мимо, смотрю. До сих пор здание стоит: те же стены, только внутри все переделано.

- В каких войсках служил Ваш отец?

- Он закончил юридический факультет Московского Государственного университета. Был начальником оперчасти полка, который выполнял задачи по охране осужденных. Работал, как говорят, «на зоне». Мама – инженер-экономист. Всю жизнь работала по своей профессии. В семье еще мой старший брат. Разница в возрасте с ним – три года.

- Чем запомнился «край земли»? Какие детские впечатления остались от Заполярья?

- В Воркуте я пошел в школу и проучился там до получения аттестата. Запомнилось, что народ там был дружный. Условия жизни довольно тяжелые – холода, метели, полярная ночь – и это как-то объединяло людей.

Летом солнце светило круглые сутки, и мы постоянно в свободное время были на улице. Могли часа в два ночи пойти в футбол играть! Кто не спал, естественно.

- Чувствовали ли Вы, что Воркута – это то место, куда ссылали заключенных?

- Конечно. Среди моих друзей много было ребят, у которых родители после освобождения остались там жить. Могу сказать, что мой первый тренер по хоккею тоже из бывших заключенных - обер-лейтенант СС.

- Немец!

- Нет. Он латыш. Звали – Карл Давыдович. Отсидел 15 лет, освободился и тоже остался там жить, работал фотографом. Его история, конечно, никогда не афишировалась. Но мне потом, когда я стал постарше, это рассказал отец. Мы жили в одном подъезде, и я дружил с его сыном.

- Все ли бывшие заключенные были такие «мирные»?

- Воркута тогда была городом очень своеобразным. Много интеллигенции… Отбывали заключение по политическим мотивам, а потом оставались жить в Воркуте. В то же время, конечно, были и такие, которые осложняли жизнь нормальным людям.

- Чем занимались мальчишки из Вашего двора?

- У нас подростковая компания разделилась: одни занимались спортом, другие пошли, как говорят, по кривой дорожке. Я пошел в спорт. На момент окончания школы у меня были разряды по семи видам спорта.

Кстати, в Воркуте родился Заслуженный тренер России Виктор Васильевич Богатырев. Мы с ним были знакомы с детства. Он потом тренировал еще одного известного в хоккейном мире воркутинца Андрея Николишина. И у Николишина отец в свое время был сослан в Забайкалье.

- С хоккеем в Воркуте проблем не было, наверное. В морозы любое место могло стать ледовой площадкой?

- Катки заливали чуть ли не в каждом дворе. Но я не помню, чтобы мы хоть раз потренировались без расчистки снега или заливки. Все делали сами своими руками. Во дворе «коробка» стояла прямо под окнами. Из нашей квартиры носили воду для заливки. Со шлангами в сильные морозы были проблемы - замерзали. Мои родители терпели ватагу ребят, которая бегала туда-сюда с ведрами.

- Как совмещали спорт и учебу?

- Честно скажу, в старших классах непросто было. Приходилось из-за соревнований и некоторые уроки пропускать. Больше всего любил футбол и хоккей. Я когда поступал в институт физкультуры в Москве, то сомневался, какой профилирующий вид спорта выбрать. Хоккей перетянул.

- А чем занимались еще?

- Лыжами, плаванием, волейболом, баскетболом и даже гимнастикой.

- Кто являлся Вашими хоккейными кумирами тогда?

- Мне очень нравились Валерий Васильев, Валерий Харламов, Александр Мальцев, Анатолий Фирсов. Помню хорошо первую хоккейную суперсерию против заокеанских профессионалов, Олимпиаду в Саппоро 1972 года. Смотрел по телевизору, переживал.

- Вы сказали, что поступили в столичный ВУЗ - вернулись на родину?

- Родители остались в Воркуте, а я уехал в Москву вслед за старшим братом. Он отслужил в армии, поступил в институт иностранных языков. Брат потом получил юридическое образование и работал в системе МВД.

- Фактически, по стопам отца пошел.

- Да. Ну и я тоже. Отец - очень спортивный человек, профессионально в футбол играл, в хоккей с мячом.

- Ну и Ваша собственная семья тоже стала спортивной?

- Женился я довольно рано, в 21 год. Супруга – мастер спорта по художественной гимнастике, тоже тренер. Мы вместе учились в институте.

- Вернемся к хоккею: почему именно московское «Динамо» стало отправной точкой в карьере?

- Чисто случайно. Я понимал, что мне нужно самому поиграть, чтобы изнутри почувствовать, чем живет профессиональная хоккейная команда. Сначала я поехал в Эстонию и отыграл там два сезона. Потом вернулся в Москву. Мои институтские преподаватели: один из опытнейших хоккейных специалистов Ян Лазаревич Каменецкий и Сергей Александрович Самойлов, который сейчас является главным тренером сборной России по следж-хоккею, посоветовал идти в «Динамо». Так я начал тренировать команду 1970 года.

- Это та команда, откуда вышли Якубов, Королев, Карповцев, Жамнов?

- Да, та.

- Сразу было видно, кто из ребят станет «звездой»?

- Совсем не сразу. Например, Леша Жамнов довольно долго «созревал». Видно было, что данные есть: техничный, координированный, но сил не всегда хватало. «Выстрелил» он где-то в 17 лет. А до этого никак не мог закрепиться в сборной команде. Один раз его практически сняли с трапа самолета, когда сборная летела на соревнования. Он очень переживал тогда. Пришлось говорить ему: «Терпи. Все равно играть будешь».

Равиль Якубов еще позже раскрылся, чем Жамнов. Игорь Королев, я помню, совсем слабый пришел. Подтянуться на турнике не мог. Потом догнал ребят по физическим кондициям. Тут родителей его надо отметить. Папа был фанат, ездил за командой на своей машине на турниры по стране. Иногда Королёвы всей семьей ехали поддержать Игоря. Да и характер у Игоря был крепкий. Его отец мне однажды жаловался, что после двух тренировок в команде Игорь уходил еще самостоятельно заниматься…

Интересно, что эти ребята до сих пор остались настоящей командой. Они продолжают поддерживать связь друг с другом. Многие сегодня в хоккее на видных ролях в разных клубах. Вот такой результат работы дает удовлетворение! Только Игоря Королева и Саши Карповцева уже нет с нами...

- Значит, одна из важных черт настоящего спортсмена – терпеть?

- Был такой случай: я только принял команду «Динамо» 1976 года рождения, приходит мама Саши Харитонова и сдает форму. Говорит, что решили закончить с хоккеем – два года сын практически сидит на лавке. Уговорил взять паузу. Посмотрел – увидел, что мальчишка перспективный, только веры в свои силы нет у него. Говорю: «Надо работать». На следующий сезон Саша стал одним из лидеров нашей команды.

Потом был период, когда я взял Харитонова в Рязань. Ему не нашлось места в «Динамо-2». Оставалось опять работать и ждать. Скоро Сашу пригласили в молодежную сборную страны. Из Рязани... Вот так бывает.

- 90-е годы - сложное время для хоккея. Рассказывали, что некоторые небедные родители пытались руководить тренерами…

- Были тогда финансовые проблемы, зарплату задерживали. Но ко мне такие родители не приходили.

- Какие методы Вы применяете, наказывая игроков?

- Все от ситуации зависит. Могу рассказать, как Лешу Жамнова из капитанов разжаловал. У меня был спецкласс: ребята тренировались, потом шли в школу, потом снова на тренировку. Один раз вечером звонит классный руководитель и спрашивает: «У вас сегодня игра была?». «Нет», - говорю. И сразу второй вопрос: «А почему ребят в школе не было?». Начал разбираться. Оказалось, что Леша Жамнов повел всех сначала в кино, а потом к себе в гости. Тогда я решил снять с него капитанскую повязку. Он обижался, конечно. Но что делать – дисциплина.

- Кто-то из Ваших собственных детей продолжает спортивные традиции?

- У меня взрослые сын и дочь. Недавно семья сына подарила мне четвертого внука. Сын занимался с 6 лет хоккеем, закончил институт физкультуры.

- Вы участвовали в хоккейном воспитании сына?

- Да, я три года проработал с этой командой. Там были Саша Радулов и Гена Столяров. Оба сейчас - игроки ЦСКА.

- Сложно «не видеть» сына среди других игроков?

- Невозможно. Я себя одергивал, но все равно лишний раз с ним работал чуть больше, чем с остальными. Наверное, от этого никуда не уйдешь.

- Чего хочется еще добиться в жизни?

- В данный момент мне очень интересен проект «Химика» в Высшей лиге. Есть шанс проявить себя в плане воспитания молодежи для серьезных дел. Я хочу, чтобы кто-то из этого состава стал «звездой». Такие амбициозные вещи меня раззадоривают.

Редакция газеты "Куйбышевец"

Прочитано 2089 раз