Вторник, 14 апреля 2015 13:48

Абхазия, ты в сердце моем!

Сотрудник Дворца культуры «Химик» им. Докторова Марина Сергеевна Сможенкова – человек разносторонний и необычный. За свою жизнь она успела поработать в разных профессиях и везде успешно. Музыкант, педагог, журналист, сегодня она поделилась с нами своими воспоминаниями об  удивительной красоте и добрых людях Абхазии, где ей довелось жить и работать.

– Все началось в 2003 году, когда я была заведующей кафедрой менеджмента гостеприимства в воскресенском филиале Российской международной академии туризма, – рассказывает Марина Сергеевна. – На научно-практической конференции познакомилась с представителями предприятий Минатома, которые, организовав общество с ограниченной ответственностью, взяли в аренду курортный комплекс в Пицунде.  В свое время это был Дом творчества Союза писателей СССР, потом он перешел к писателям Грузии и, наконец, Абхазии. И вот в этот комплекс, который  и сейчас называется «Литфонд», нашим студентам предложили поехать на практику.  Так началось мое знакомство с этим прекрасным краем. Спустя несколько месяцев мне предложили работу в должности заместителя директора по организации обслуживания пансионата. Это огромный объем деятельности: продажа путевок, прием и обслуживание гостей, размещение, питание, трансфер, анимация…  Короче, работа круглосуточно. А курортный бизнес в послевоенной Абхазии был в упадке.

– Начинать было трудно?

– Скажу так: непросто. Начали с того, что по весне стали подбирать кадры и тут оказалось, что их просто нет. Прежде комплекс посещали и писатели, и иностранцы,  поэтому обслуживающий персонал был очень подготовленный. А после войны люди были вынуждены выживать. Абхазия тех дней производила тягостное впечатление.  Как только мы пересекли границу, перед нами  словно хроника войны разворачивалась. После сочинских вилл  разрушенные дома и абхазов, и спешно бежавших, бросив все грузин, вызывали боль в душе. Но надо было с чего-то начинать, и мы сделали школу для обучения персонала. Я съездила в Сухумский университет и пригласила студентов и местных жителей. Проводили мастер-классы. Работа пошла. Все надо было создавать с нуля, начиная от закупки мебели, текстиля, посуды…

–А местное население как к этому отнеслось?

– Настороженно. Они только что освободились от грузинского влияния, а тут пришли русские и начали учить уму-разуму. Но выхода не было. Курортный комплекс давал гарантию работы и стабильную зарплату. Горцы – народ свободолюбивый, и поначалу возникали некоторые эксцессы, но в итоге все попривыкли и стали относиться друг к другу очень хорошо

Я постаралась понять людей и принять их традиции. Хотя поначалу в их жизненном укладе многое было непонятно. Например, каждому из нас известно, что такое трудовая дисциплина: каждое утро нужно приходить на работу, а если вдруг случается непредвиденная ситуация, мы звоним своему руководству и что-то объясняем. Там – нет. Во всей Абхазии  всего-навсего порядка семи  родовых кланов. Семьи многодетные, и количество родственников у каждого абхаза очень большое. Причем, для них нет особой разницы в степени родства, все – одна семья. И если в семье случается, например, печальное событие, одна седьмая Абхазии просто на работу не приходит. День похорон, поминальные дни, потом они каждый четверг поминают ушедших родителей и накрывают столы «на свечку» в лучших традициях кавказского гостеприимства. Для них не существует никаких писаных инструкций, есть только «ора, по-братски».  Смысл этого выражения, постоянно повторяющегося во всех мужских разговорах, дословно перевести очень трудно. «Ора!» – это что-то вроде нашего «брат». А все вместе означает, что брат всегда поможет брату. Это и есть главный закон. Еще один важный закон – это почитание старших. Вроде бы все мы на этом воспитаны, но там это явление совершенно особое. Любой гордый красавец в присутствии родителей становится тише воды, ниже травы. Женщина никогда не садится за стол, если в доме гости. Только ухаживает за всеми, а сама может присесть лишь где-нибудь на кухне. В то же время, истиной хозяйкой  и главой семьи негласно является именно женщина. Женщина никогда не приведет мужа в дом. Такого мужчину будут презирать. Мужчина обязательно приводит жену в дом к своим родителям. И та до последнего вздоха матери и отца им служит.

– На абхазской свадьбе довелось побывать?

– О да! Абхазская свадьба – это особое явление. Начну с того, что правила отношений между мужчиной и женщиной строго регламентированы. Если девушка была в компании подружек со своим избранником и не пришла домой ночевать, этот факт сразу становится поводом для свадьбы.

Сыграть свадьбу в Абхазии бывает очень непросто. Причина в том, что нельзя жениться в момент семейного траура. А когда родственников много, трауров тоже бывает много. И молодым порой приходится подолгу ждать.  Мне посчастливилось побывать на такой свадьбе: женились сразу два брата, причем у одного уже были детишки. Счастливцы едва успели улучить момент между траурами.

Свадьбы здесь празднуют с большим размахом. С одной стороны все люди небогатые, денег ни у кого нет, а свадьба шикарная, гостей полторы тысячи человек, столы ломятся. Помогает, конечно, натуральное хозяйство и национальная кухня, и все же..! Приезжающие гости обязательно преподносят шикарные подарки, которые в следующий раз будут отданы  по такому же случаю в дар другим представителям семьи.

– Где же размещается свадьба на полторы тысячи человек?

Двор частного абхазского дома  имеет огромное пространство. Там и устанавливаются столы и навесы.  Кстати, когда мы закупили новые столовые приборы для своего ресторана, вдруг стали замечать, что они   куда-то исчезают. Потом поняли, что на свадьбу. Вообще-то абхазы по традиции кушают руками, но на свадьбе все должно быть красиво.  А во время застолья, как правило, поднимается порядка двадцати обязательных тостов, что для непривычного гостя может оказаться серьезным испытанием. 

Больше всего меня удивило то, что кладбище тоже находится во дворе дома, только немного в стороне. Абхазы – христиане, но у них очень сильны  языческие традиции, и захоронения близких они проводят на территории своего двора. Пять-шесть грандиозных памятников – родители и дети. К сожалению, многие молодые люди в Абхазии часто гибнут в ДТП

– А христианские традиции там сильны?

– Да! И вот показательный пример. По весне под балконами 12-и этажного корпуса пансионата ласточки свили гнезда, и естественно, потом, когда появлялись птенцы, все отходы их жизнедеятельности падали на пол, прямо на новую плитку. Но убрать гнезда сотрудники наотрез отказались. Губить живую душу никак нельзя. Приходилось постоянно убирать и  извиняться перед отдыхающими. На следующую весну пришлось заранее предупреждать появление гнезд.

Такой же нерешаемой была проблема бродячих собак. В роли живодера абхазы себя даже представить не могут.

Абхазы очень доброжелательны и гостеприимны, и, попадая к ним в дом, ты ощущаешь, что здесь все для гостя. Но по правилам: пока хозяин дома не встал из-за стола, ни один гость тоже не имеет права покинуть застолье. Для нас, правда, делали исключения из правил. Как-то раз даже пригласили осмотреть винный погреб – место, куда женщинам вход закрыт априори, и угостили стаканчиком вина. Все это были знаки уважения, как и обращение только по отчеству, которое меня в первый момент насторожило, а потом так согревало душу.

Мне посчастливилось побывать на двух застольях вместе с ныне покойным президентом Абхазии Сергеем Васильевичем Багапшем. Замечательный человек! Поразило то, что в общении не было никакой дистанцированности, и в то же время чувствовалось глубокое уважение.  И это - принцип общения абхазов друг с другом.

Приезжая в министерство культуры за необходимой лицензией, я всегда получала ее без проволочек. Никаких турникетов при входе. Пока гостя угощают кофе и расспрашивают о том, о сем, документы  уже готовы. У них принято вообще расспрашивать: «Как сам, как папа, как мама?»

–  Это формальные вопросы? 

– Нет-нет! Все интересует всерьез. Это не вежливость, это традиция. Встречаясь с родственниками, они выясняют, не надо ли чем-нибудь помочь. Как только намечается какая-нибудь проблемка, сразу начинает работать мозг: чем посодействовать. Причем, никакого намека на «ты мне - я тебе» – Ора по-братски! Я очень ценила все это и платила таким же пониманием.  Научилась, уважая местные обычаи, в то же время держать в порядке трудовую дисциплину.

– Говорят в Абхазии чудесный климат?

– Это правда. Он объясняется особым географическим положением. Все государство – сравнительно небольшая полоска земли вдоль моря. Сами абхазы любят пересказывать легенду о том, как Бог распределял между народами территории. Абхаз опоздал к раздаче, потому что в это время принимал гостей, и ему ничего не осталось. Но, узнав о такой уважительной причине опоздания, Бог сказал: «Придется отдать тебе тот кусочек земли, который я оставил для себя». Так абхазам достался божественный край. На территории страны находится одновременно 7 климатических поясов. Мы можем прогуляться в субтропиках у моря и подняться в горы к ледникам.

Красота необыкновенная! И высокая степень экологической чистоты, если не считать выхлопных газов автомобилей. Потому что промышленных производств там нет. В Пицунде произрастают знаменитая пицундская сосна, длина иголок которой достигает 12-15 сантиметров, эвкалипт и самшит, запахи которых растворены в воздухе моря и гор. Кристально чистая ледниковая вода и ослепительное солнце! Однажды в январе я приехала в гости к знакомым. Вошла во двор и увидела вечно зеленые апельсиновые деревья, с которых апельсины падали прямо на снег. Это было очень красиво, я сразу вспомнила песню «Яблоки на снегу». А целебную силу края я в полной мере почувствовала на себе. Работая от заката до рассвета и наоборот, никогда не чувствовала усталости. Хотя бывали и серьезные проблемы, и напряженные дни. Сил и энергии хватало на все.

– А как Вам - музыканту абхазские песни? 

– Культура этого края чрезвычайно интересна. Очень яркие впечатления были связаны у меня с посещением пицундского храма 11 века, где установлен электроорган и проводятся концерты органной музыки. Довелось  послушать замечательную певицу Хиблу Герзмаву, которая каждый год дает концерты на родине. А народные абхазские песни я теперь никогда не спутаю с грузинскими. Они имеют свой лад и очень интересны по содержанию. Это песни-легенды, песни-былины. Незабываемое впечатление оставляет пение в храме коллектива государственной филармонии.  Гостями нашего пансионата неоднократно становились танцевальные ансамбли «Афртын» и « Шаратын», многочисленные художники и писатели.

Из-за трагической гибели отца я вынуждена была вернуться в Воскресенск. Но за годы работы в Абхазии эта земля стала мне очень дорога, и я стараюсь приезжать туда, чтобы вдохнуть неповторимый воздух и встретиться с друзьями.

Беседовала Ирина Александрова

Прочитано 864 раз
Какие вопросы экологии Вас волнуют больше всего?