Вторник, 23 сентября 2014 20:17

И в жизни, и в творчестве надо стремиться к главному

Если сказать, что сегодня у нас в гостях Вадим Евгеньевич Обухов – электрик Дворца культуры «Химик» имени Н.И. Докторова, знающие его люди с возмущением скажут: «Какой он вам электрик?! Он – поэт, музыкант и артист!».

Так, пожалуй, мы его и представим уважаемым читателям. И будем беседовать  с ним о творчестве, о жизни, о судьбе. 
 
- В детстве я никогда не писал стихов, - рассказывает Вадим Обухов. - В юности, когда играл в вокально-инструментальном ансамбле, попробовал написать песню, но остался собой недоволен.  А потом уже во взрослом возрасте вдруг нахлынуло, и все...
- Первое стихотворение помните?
 - «…Это осень пятнами потихоньку пятится в штопаном заплатками желто-красном платьице». Наивные строчки. Сначала даже записывать не хотел, а когда стихов перевалило за десяток,  решил, что записать все-таки надо. Знакомые часто спрашивают: «Как ты пишешь?» В представлении многих для этого нужны  антикварный стол, гусиное перо и свеча. А на самом деле стихи приходят как лихорадка и пишутся в автобусе,  на работе,  на прогулке. Дома потом просто доделываешь. Иной раз разговариваешь с человеком, вдруг начинают приходить стихи, которые записываются тут же  на коробке из-под сигарет, на случайной салфетке. Просто сесть и решить, сейчас я буду писать стихи, нельзя – ничего может не прийти в голову.
Мы часто общаемся на тему творческого процесса с местными поэтами. И все сходятся в том, что поэзия – это некая тонкая материя, которую посвященный человек считывает, словно информацию из пространства.
- Любимые темы есть?
- Если меня хотят похвалить, говорят: «У тебя такие разные стихи и песни!».
- А «Пляшет мышь в железной каске на картофельном мешке…» это что?
- Это тема бессонницы. Когда не спится, каждый звук воспринимается особенно чутко. Капающий кран, шуршание… У меня в таких случаях идет две темы: либо осень «Роняет листья ветреная осень в ладони молодому сентябрю», либо что-то юмористическое. Песня про мышь, которая называется «Бессонница», многим нравится, и ее нередко просят исполнить.
- Часто выступаете перед слушателями?
- Нет. Даже затрудняюсь сказать, почему так получается. У меня более 80 песен, есть среди них те, что написаны на стихи Пушкина, Есенина, Пастернака, Шекспира, Тагора…  Некоторые говорят мне: «Ты, Вадим, забронзовел». Почему?! Я ведь не имею ни званий, ни наград. Одна женщина как-то сказала: «Мы бы вас пригласили, но вы слишком дорого берете». Откуда это? Всегда работаю бесплатно.
Активно выступал, когда у нас был клуб авторской песни, и мы пели на сцене концертно-выставочного зала. Сейчас Жанна Мишина тоже приглашает время от времени. А во Дворце выступаю редко: здесь очень много по-настоящему талантливых людей.
- Зато Вы нашли себя в актерской игре.
- Свою первую роль я сыграл, когда в ДК ставили комическую оперу, где у меня была  роль Буфа. Потом на открытии прошлого творческого сезона Марина Николаева предложила мне роль Сальери.  Сейчас готовится постановка пьесы  «Труффальдино из Бергамо», где я играю роль Флориндо Аретузи. Премьера будет этой осенью.
- Ролью Сальери в багаже не всякий профессиональный артист может похвастаться. Каково было примерить на себя этот образ?
- Здесь есть, что играть. Это большая драма. Человек всю жизнь посвятил музыке: «поверил алгеброй гармонию…», заслужил трудом почет и уважение. И вдруг является молодой человек, которому все так легко дается. Хотя на самом деле конечно нелегко, просто Моцарт - обыкновенный гений. Но истинный творец проверяется отношением к чужому успеху. Ощутить, что не прошел проверку страшно больно.
- А Вам в жизни приходилось встречать  трагических завистников?
- Лично мне нет. Может,  будь я гений, тогда  дело другое.   Сам я не завистлив и считаю, что творческая личность - это личность самодостаточная и самобытная. У каждого свой путь, в каждом своя ценность.
- У Вас много друзей в среде талантливых людей?
- Дружба – это ипостась любви. Поэтому для меня друзья – это, в первую очередь, семья. Но самая главная движущая сила в жизни – интерес. И людей, к которым я испытываю интерес, достаточно много. Сотрудничество с ними –  большое счастье. Здесь во Дворце работает Елена Валенкова, однажды посчитавшая, что мои песни интересны. Она организовала группу, которая их исполняла. Сейчас творческий интерес ко мне проявила руководитель театрального коллектива Марина Николаева.   А вообще я человек строптивый и не люблю, когда говорят: ну приди, спой там что-нибудь. Люблю все делать основательно.
Сейчас веду студию игры на гитаре. По расписанию занятия два раза в неделю, но разве я ограничусь этим, если понимаю, что надо сделать так, чтобы человек заиграл на гитаре. Занимаюсь каждый день на добровольных началах.
- А сами Вы где учились музыке?
- В семидесятые годы я учился в вокально-инструментальном ансамбле, в восьмидесятые - в рок-группе, в девяностые – захватила авторская песня, затем в мою жизнь пришел академический вокал и романсы под гитару. Как говорится, нахватался отовсюду.  Но я владею музыкальной грамотой и учу других.
- Это ведь очень трудно. Нередко даже профессиональный педагог теряет воспитанника, как только заставит его считать вслух длительности нот.
- Когда я столкнулся с этим, стал вспоминать, что сам-то делал, когда мне было трудно,  и голова шла кругом. Решил показывать ученикам знакомые мелодии, а потом, когда они были сыграны, мы вместе считали длительности. Так дело и пошло. Четыре месяца обучения - и мы устраиваем в малом зале урок-концерт, где звучат вечные «Бесаме мучо», «Ес ту дей», «Подмосковные вечера» и многое другое. Одни ставят себе цель - научиться играть по нотам, и добиваются ее.  Другим достаточно знать аккорды, чтобы спеть в компании под гитару. Каждый получает, что хочет.
- При всем при этом у Вас еще есть вполне земная работа во дворце.
- Да, я электрик и осветитель. И работы достаточно много.
- Как случилось, что Вы, имея столько талантов, не выбрали какую-либо творческую профессию?
- Я люблю то, что делаю. За свою жизнь я работал слесарем-сборщиком на оборонных предприятиях и в кооперативах,  был сантехником. Электрик это то, что мне нравится: розеточки, проводочки... Хотя, если оглянуться назад, с высоты сегодняшнего дня я бы сказал, что разленился в свои последние школьные годы. Было полно интересов помимо учебы, и казалось, вся жизнь еще впереди.
Гитару мне купили лет в двенадцать. Играть начал попозже. На улице была замечательная компания (жил-то в деревне): взрослая молодежь, у которой уже были свои дети,  мы - подростки. Никто никого не гнал, и, в общем-то, не обижал, и все были друг другу интересны. Этот - записной шутник. Этот сам собрал из запчастей мотоцикл. Этот отлично играет на гитаре. А этот все знает о лошадях. Правда, он - конокрад, и по нему тюрьма плачет, но в лошадях толк понимает и умудряется ездить по деревне без седла и без уздечки.  В общем, жили интересно. Сами делали электрогитары. Были умельцы, которые собрали радиостанцию и выходили в эфир. Включали приемник «Альпинист» и объявляли: «Вас приветствует  радиостанция «Вини-Пух», послушайте популярные песни в исполнении лучших артистов». Хорошо, что за это никого не наказали.
- А Вы не играли в школьном инструментальном ансамбле?
- Я с пятнадцати  лет играл на танцах в ансамбле клуба села Барановское, на вечера в школу нас тоже приглашали. С удовольствием вспоминаю то время, порой жалею, что не пошел в  музыкальную школу – постеснялся, будучи четырнадцатилетним, сидеть среди малышей.  Упустил возможность поступить в музыкальное училище.  А впрочем, «Не стоит пенять, что жизни тропа неровная выпала, ты должен понять, как часто судьба зависит от выбора».
То, чего не сделал я, удалось моему сыну. Он окончил музыкальную школу по классам флейты и гитары. Сейчас он взрослый семейный человек, живет в Питере, играет в клубах, сам пишет музыку, делает аранжировки, хотя по профессии он специалист по компьютерам.
- Что для Вассвободное время?
- Возможность делать то, что я хочу: играть на гитаре и размышлять о самом важном.
- А что самое важное?
- Истина. Мы так много говорим о неважном, заполняя время досужими разговорами, и так мало рассуждаем о главном. Что такое поэзия? Она конкретна или абстрактна? Каково назначение поэта? А что такое Бог?  Для меня это абсолютный закон вселенной, а все остальные законы - производные от него. Говорят, что истина рождается в споре. Я бы добавил: в споре с самим собой.  Порой мне хочется себя любить, достичь успехов, славы, а внутренний голос стыдит и спрашивает: «А за что это тебе - дураку? Работай, трудись!» И важно к этому прислушиваться.
Человек, который занимается творчеством,  должен нести какую-то философию, иначе ты не творец, а ремесленник.
Какая удивительно плотная проза у Пушкина, у Булгакова!  Им было, что сказать. Разумеется, не каждый, кто взялся за перо, гений, но задачу надо ставить высокую. И в жизни, и в творчестве надо стремиться к главному, безжалостно вымарывая пустое. А что получится - рассудит время. Поэт – звание посмертное.
 

Беседовала Ирина Александрова

Прочитано 1474 раз