Пятница, 11 апреля 2014 13:50

От винта!

Наверное, редкий человек с детства не мечтает о небе. К сожалению, далеко не многим удается эту мечту воплотить в реальность. Впрочем, много лет назад и езда на автомобиле была чем-то фантастическим. Поэтому вполне логично предположить, что не далек тот день, когда воздушный транспорт станет для человека таким же обыденным способом преодолевать расстояния, как поездка на машине, вот только быстрее и без пробок. В этом убежден и герой нашего «Нерабочего настроения» Михаил Ушаков – человек, посвятивший авиации всю свою жизнь.
О своих боевых историях он предпочитает не рассказывать. Зато о самолетах и о небе, кажется, готов говорить часами. Несмотря на скромный статус военного пенсионера, свободного времени у Михаила Михайловича совсем немного. Мне удалось с ним пообщаться лишь во время небольшого перерыва между полетами. Летчик-снайпер, подполковник запаса, ветеран боевых действий, награжденный правительственными наградами, в том числе орденом Мужества, орденом «За военные заслуги», медалью «За отвагу», медалью-орденом «За заслуги перед Отечеством» IIстепени, он и сегодня активно продолжает свою летную практику. Конечно, уже не на боевых машинах, а на скромных автожирах, вертолетах и легкомоторных самолетах, обучая летному делу начинающих пилотов и прививая им главное – любовь к небу. Просто, как сам признается наш герой, однажды поднявшись в небо, летчик оставляет там свою душу, и уже не может спокойно жить на земле.
- Небо меня увлекало с детства. Я начал рано читать - в пять лет, и любимой литературой моего детства были книги о военных летчиках. Наверное, тогда и родилась первая мечта о полете. Мне еще посчастливилось быть тезкой и однофамильцем Михаила Прокофьевича Ушакова – легендарного военного летчика, так называемого «сталинского сокола», который за годы войны совершил более восьмисот боевых вылетов. Так что, наверное, судьбой было предрешено пойти мне в летное училище.
Родом я из Хабаровского края, города Комсомольск-на-Амуре. В годы моего детства именно самолеты были самым популярным способом передвижения из одного конца страны в другой. Так что еще в детские годы мне посчастливилось впервые побывать в небе. Ну, а первый самостоятельный  полет, так сказать, первый шаг в небо, состоялся в 1979 году на учебно-тренировочном реактивном самолете L-29. Я тогда учился на первом курсе Ейского высшего военного авиационного училища летчиков имени В. М. Комарова. Никогда не забуду этот день: и волнение, и несравненный восторг! Вообще, училище стало для меня достойной летной школой, закончив которую, я получил профессию летчик-инженер. Был направлен по распределению на Дальний Восток в авиационный полк истребителей-бомбардировщиков. Нес службу вместе со своими товарищами, многие из которых позднее стали знаменитыми на весь мир.
- Кто, например?
- Мне посчастливилось учиться, а потом и служить в одном полку с Юрием Онуфриенко – летчиком-космонавтом, героем России.
В конце 80-х к нам в полк приезжал сам Алексей Леонов, проводил отбор кандидатов в космонавты. Если вы помните, в то время работали над серьезной космической программой «Энергия – Буран». Для участия в ней шел тщательный отбор исключительно среди летчиков со скоростных самолетов СУ-7 и СУ-17. Были повышенные требования к физическому состоянию кандидатов. Я не прошел, потому что ранее переболел желтухой, поэтому и шансов стать кандидатом у меня не было. Из всего полка отобрали пять человек, в том числе и Юру Онуфриенко, которым теперь заслуженно гордится вся страна.
- Говорят, что для военного человека, сослуживцы – это как члены семьи. Сейчас, наверное, многие Ваши товарищи живут в разных уголках страны. Связь поддерживаете?
- Да, жизнь раскидала, но мы стараемся не теряться, быть постоянно на связи и по возможности встречаться. В конце марта, например, ко мне приезжал близкий друг, один из моих воспитанников Олег Новицкий, российский космонавт, командир космического корабля «Союз ТМА-06М», который  не так давно вернулся на Землю после полугодового пребывания на МКС. Мы активно контактируем, поддерживаем связь. Он мне даже звонил с орбиты, чтобы поздравить с Новым годом! К счастью, мы оба живем в Подмосковье – он в Балашихе, я в Воскресенске, поэтому стараемся видеться. А вообще, друзей у меня много по всему бывшему Союзу.
- У Вас много мест службы?
- Относительно немного. После службы на Дальнем Востоке я был переведенв город Чертков Тернопольской области – Западная Украина. После развала Союза еще два года служил в городе Чирчик под Ташкентом.  Ну, а закончил службу в Буденновске в 2002 году командиром авиационной эскадрильи штурмовиков СУ-25.
- Чувствуется разница в управлении боевым самолетом и автожиром?
- Конечно, разница довольно большая. Одно дело поднимать в воздух двадцатитонную машину, управлять ею, осуществлять радиообмен, вести штурманскую  и  боевую работу, другое дело – управлять небольшим гиропланом, вес которого всего 250 килограммов. Но важно понимать, что небо – оно всегда небо и никогда никому не прощает ошибок – ни начинающему летчику, ни асу.
- Каков Ваш налет за все время летной практики?
- Более 1 500 часов налета в вооруженных силах за все время службы. За год работы в авиацентре «Воскресенск» я налетал еще 400 часов. Полеты провожу практически ежедневно, как самостоятельно, так и с начинающими пилотами малой авиации в роли инструктора-наставника. Сегодня у нас уже солидный авиапарк – это гиропланы, или автожиры, вертолеты и легкомоторные самолеты. Помимо обучения, мы еще выполняем другие важные задачи: ведем мониторинг лесных и торфяных пожаров, в случае необходимости принимаем активное участие в поисках людей. Небольшая скорость полета и маневренность нашей техники хорошо подходят для этих целей. Уверен, что в будущем популярность средств малой авиации будет только расти. Ну, а мы в свою очередь постараемся воспитать побольше хороших пилотов.
- Каковы, по Вашему мнению, перспективы?
- Самые широкие. Сегодня много проектов, в том числе, например, по авиатакси и частной авиации. Другое дело, что пока это довольно дорогое удовольствие. Авиационные двигатели в большинстве своем импортные. Если же будет развитие малой авиации именно в России, и все комплектующие будут отечественного производства, то и цена будет ниже. К сожалению, развитие малой авиации сейчас пока происходит очень медленно.
- В общем-то, большой – тоже… 
- Судя по тому, что большинство международных, да и внутренних пассажирских рейсов осуществляется на импортных самолетах, причем подчас сильно изношенных, да. Но я по жизни оптимист, всегда привык надеяться на лучшее. Хоть и пенсионер, но стараюсь быть в курсе всего, что происходит в сфере российской авиации. Знаю, что есть новые разработки и в авиастроении. Надо отдать должное неравнодушным людям, которые многие направления сейчас активно продвигают. Это президент российской корпорации «Авиация», заслуженный летчик-испытатель России Магомед Толбоев, главный конструктор ООО «Гирос», ветеран экспериментальной авиации, вдохновитель проекта «Агро-Авиа Воскресенск» Валентин Устинов. Благодаря этим людям и их сподвижникам у малой авиации большие перспективы, и город Воскресенск может стать здесь настоящим флагманом. Не случайно именно в Воскресенске в этом году пройдет авиашоу «Авиарегион 2014», где будет продемонстрирована современная техника малой авиации.
- Вы так увлеченно рассказываете. Впечатление такое, будто Вы просто живете небом и авиацией!
- Так ведь я всю жизнь этому посвятил. У меня даже увлечений других никогда не было. В свободное время и то авиамоделизмом занимался.
- А охота, рыбалка?
 - Я не охотник и не рыбак. Помню, поймал как-то однажды на Волге рыбку с ладонь, сделал фото на память, да и отпустил ее. А вот грибы люблю собирать. На Дальнем Востоке, где я родился и рос, много грибных мест. В детстве мама часто брала с собой за грибами. Тихая охота, как еще называют сбор грибов, – отличная возможность провести время с пользой. Конечно, по сравнению с дальневосточной тайгой воскресенские леса победнее на грибы. Но в сравнении с другими районами Подмосковья – вполне себе грибные места. Я здесь частенько встречаюсь с грибниками из Москвы и ближайшего Подмосковья. В этом плане полеты позволяют оценить картину – есть грибы или нет.
- Что, прямо из кабины видно грибы?
- Да, но только в корзинах у грибников. Так что мне с неба все видно: грибники идут – значит, пора!
- Где Вы любите отдыхать?
- Исключительно на Волге. Стараюсь каждый год выезжать под Саратов. Там чистейшая вода и удивительно красивая среднерусская природа! В своей жизни я и в Японском море купался, был и на Каспии. А на нашем юге как-то отдыхал аж по два раза за сезон. В Адлере есть летный профилакторий, куда в силу специфики своей службы имел возможность поехать вместе с семьей. Но на Волге все равно лучше!
- Какой Ваш любимый праздник?
- 8 марта. Причем в этот день я тоже получаю поздравления. Конечно же, не с международным женским днем, а с  днем рождения. Наверное, я один из немногих мужчин, которые могут похвастать, что 8 марта празднуют вместе с женой.
- Супруга не ревнует к небу?
- Нет. Иначе мы бы просто не смогли быть вместе. Она же ведь – жена боевого офицера. Мы вместе 34 года, прошли весь мой офицерский путь, куда бы Родина меня ни позвала, и я очень этим дорожу.
- Сын не пошел по Вашим стопам?
Летчиком он не стал – подвело зрение. Хотя, погоны тоже носил, хоть и недолго. Он окончил Вольское военное училище тыла, служил два года после его окончания, дослужился до младшего лейтенанта, но в связи с сокращением армии был уволен в запас. Сейчас  живет и работает в Москве, воспитывает моего внука.
- Может, внук когда-нибудь возьмет в руки штурвал. Как бы Вы к этому отнеслись?
- На данном этапе развития авиации – не очень. Я имею в виду традиционную гражданскую авиацию. Сейчас ситуация в этой сфере не очень радужная.
- Что Вы имеете в виду?
- В стране большое количество военных летчиков, которые хорошо обучены, имеют отличную, а подчас и уникальную летную практику. Тем не менее, авиакомпании при приеме на работу отдают предпочтения не этим летчикам, а тем кандидатам, которые имеют знания иностранного языка. При этом как пилоты они могут быть очень слабыми. Мне кажется, что причина многих авиакатастроф последних лет связана именно с этой проблемой. Многим моим сослуживцам, да и мне лично, отказали в приеме на работу в гражданскую авиацию из-за того, что не имеем необходимых знаний английского языка. И это несмотря на все наши летные и боевые заслуги. В итоге за штурвал гражданских самолетов садятся посредственные пилоты, которые не всегда могут профессионально выйти из какой-либо внештатной ситуации. Думаю, уместно привести в пример трагедию в Казани, которая произошла в конце прошлого года.
- Не жалеете, что приехали в Воскресенск?
- Ничуть! Очень спокойный и удобный для проживания город. Для меня здесь есть все, что нужно, а главное – любимая работа.
- Каким, по Вашему мнению, должен быть настоящий летчик?
- Во-первых, физически крепким. Он должен хорошо ориентироваться в пространстве, должен иметь отличную реакцию, ну, и, конечно же, все время обучаться и практиковаться. Например, в управлении автомобилем можно добиться определенного уровня, получить навыки, необходимые для безопасной езды, и на этом остановиться. Летчик же учится всю жизнь. Он все время находит для себя что-то новое. Безусловно, должна быть тяга к небу, должен просто болеть небом. Я вот однажды заболел и теперь, наверное, уже навсегда…

Беседовал Максим Астафьев

Прочитано 1174 раз