Пятница, 15 ноября 2013 11:21

Айболит из Белоозерского

Медицина – это отрасль, где одному человеку сделать что-то очень трудно, практически невозможно. Тем удивительнее результат, который достиг врач-ветеринар Андрей Шилов, ставший лауреатом губернаторского конкурса «Наше Подмосковье» в номинации «Научный прорыв». Одна из его разработок – новое лекарство для лечения животных. Но это еще не все. О собственных инновациях  в деле возвращения здоровья братьям нашим меньшим и пойдет сегодняшний разговор.
 

- Андрей Михайлович, при нынешнем уровне фармацевтики даже не верится, что в ветеринарии не хватает готовых лекарств. Как Вы пришли к тому, что стали разработчиком лекарственных препаратов?

- Дело в том, что абсолютное большинство производителей лекарств не занимаются клинической практикой, поэтому на  рынке препаратов  для животных есть не все, что  хотелось бы. Многие производители берут известные препараты, модифицируют их, добавляя определенные компоненты, и выводят  на рынок – это так называемые «джинерики». В процессе работы начал сталкиваться с ситуациями, когда просто нет лекарства, которое закрывало бы определенную проблему. Поэтому появилась необходимость разработать  совершенно новый препарат «Уролитин-С», которому аналогов пока нет. Это был не самый простой путь, но результат получился довольно высокий. В настоящее время налажено серийное производство, я осуществляю авторский и технологический надзор, ну и оказываю информационную поддержку. Сейчас этот препарат может приобрести  любой ветеринарный специалист.   В общем, один из пробелов нам удалось  восполнить. 
В настоящее время  пока нет каких-то более или менее объективных алгоритмов финансирования новых оригинальных («неаналоговых») разработок, поэтому желающих инвестировать такие проекты мало.  Если, например, есть уже какой-то аналог препарата, и результат его использования понятен, как его применять и где продавать – тоже понятно, то бизнес здесь работает более активно. Вкладывать деньги в долговременные исследования с непонятной перспективой никто не рискует. Поэтому приходится рассчитывать только на свои силы.
В свое время пришлось открыть собственное дело  через  Воскресенский центр занятости в рамках государственной программы помощи предпринимателям. С тех пор у меня с этим учреждением очень хорошие отношения. Собственно, сотрудники Центра и предложили выставить на губернаторский конкурс мой проект.

- Любовь к животным – это, как правило, от природы. Вы не исключение?

- Нет, не исключение. Я животных любил с детства. Все лето проводил в деревне в Пермском крае. Возился с кошками, собаками. Поступил в техникум и уже во время учебы работал на ферме. Поехал в Москву, поступил в ветеринарную академию, потом  закончил аспирантуру, защитил кандидатскую диссертацию, параллельно  работал в ветеринарной клинике и в научно-исследовательских учреждениях. Когда встал вопрос с жильем, то приобрели с  женой  квартиру  по  ипотеке  в поселке Белоозерский. Так судьба привела меня в  Воскресенский район.

- Говорят, если человек талантлив, то он талантлив во всем. Со стороны это может показаться удивительным, но в числе Ваших разработок мы видели не только химические соединения, но и приспособления и оборудование для ветеринарных  врачей. Вы – изобретатель широкого профиля?

- В плане металла:  я школу закончил с удостоверением слесаря 3–го разряда, поэтому базовые навыки работы у меня были.  Возможно, это покажется несколько странным, но именно слесарные навыки оказываются ох как полезны, например, при лечении переломов костей. Там тоже имеешь дело с металлом (пластинами, штифтами и др.), которые приходится иногда подгибать, подтачивать – подгонять под конкретный перелом или животное.
 А  интерес  к изобретениям был всегда и во всем. Наличие профессиональных знаний направляет эту изобретательскую активность в определенное русло. Практика очень часто ставит вопрос: как сделать определенные действия с максимальным эффектом?  Собственно с этого  и началось изобретение различных изделий для ветеринарии.
Пришлось создать собственную мастерскую и там наладить производство. Так был сделан универсальный флаконодержатель, который оказался довольно востребованным у ветеринарных и у человеческих  врачей.

- Среди Ваших разработок есть довольно крупные экземпляры. Неужели все это Вы делаете своими руками?

- Не все, конечно, но значительную  часть. Как правило, лазерную резку металла, анодирование,  высокоточные токарные и фрезерные работы  я заказываю у специалистов, имеющих необходимое оборудование. Ну а собираю все в единое целое самостоятельно. Такое мелкосерийное производство. Ручного труда там получается довольно много.
Лет восемь назад ко мне попала собака с проблемой на лапе. Было сконструировано определенное устройство для лечения, собачка поправилась, и я об этом благополучно забыл. Потом в одном из зарубежных журналов увидел практически мое устройство, которое позиционировали как ноу-хау в ветеринарии.

- Андрей Михайлович, на Ваш взгляд ветеринария чем-то отличается от человеческой медицины?

- С точки зрения подхода к лечению, ветеринария не имеет таких жестких рамок, как лечение людей. Здесь как решил врач, так и будет. Человеческая же медицина находится в рамках инструкций.  Еще одно различие в отсутствии у «домашней» ветеринарии, я имею ввиду лечение мелких домашних животных, государственного финансирования. Все средства, которые вкладываются в развитие, приходится зарабатывать самостоятельно на коммерческой основе. Поэтому материально техническое оснащение ветеринарных  клиник скромнее, но больше приходится работать головой.
Если говорить о непосредственном лечении, то здесь все очень похоже. Мы применяем те же методы и те же препараты в силу того, что ветеринарных аналогов просто нет. Например, спазмолитики или некоторые антибиотики. Хотя рынок этот потихоньку развивается. Долгое время, например,  у нас не было специальных обезболивающих препаратов, а сейчас они появились.
Еще одно интересное наблюдение из практики:  мне не раз говорили  владельцы животных, что ветеринары  животных лечат лучше, чем медики людей. Но ни разу я не слышал обратного (улыбается).

- Бывают у Вас больные экзотические животные?

- Бывают, но, в  основном,  мы их отправляем к специализированным специалистам. Там есть свои тонкости, которые они  знают.  Надо сказать, что даже  по болезням собак и кошек  есть разные специалисты  - хирурги, терапевты, онкологи и  др. Например, собаки бывают весом от сотен граммов до десятков килограммов. При таком разбросе показателей есть довольно сильные вариации, что диктует персональный подход к каждому животному.

- Какие животные попадают непосредственно к Вам?

- Ко мне попадает «джентельменский набор»: собаки, кошки, крысы, кролики, хомяки. Гусей и уток приносили. Один раз выезжал к заболевшей рыси. Бывает, что животные съедают что-то не то, хромают, болеют инфекционными заболеваниями, пищевых аллергий стало много. Но я в основном  занимаюсь хирургическими проблемами.

- «Человеческие» хирурги иногда коллекционируют то, что они достают во время операции из людей. У Вас есть коллекция артефактов из животных?

- Мы, конечно, периодически из животных что-то достаем. Иногда  это нитки с иголками, камушки. Один кот съел несколько  монет. Два с лишним рубля из него достали.

- Такой кот-копилка получился?

- Только живой. Был  щенок, который  отгрыз и проглотил кусок резинового шланга от стиральной машины. Собаки иногда заглатывают мячики, с которыми играют... В последнее время увеличилось количество ранений животных из травматических пистолетов. Ситуации разные бывают: иногда люди защищаются, а иногда просто от нечего делать стреляют. Один раз привезли собаку, подстреленную на охоте. Охотник принял ее за косулю и разнес  ей переднюю лапу картечью. Пришлось поставить три пластины и порядка восемнадцати винтов, чтобы хоть как-то собрать кость. Меня до сих пор удивляет, после ужасных травм и тяжелейших операций животные восстанавливаются и живут вполне полноценной жизнью.
Один раз был интересный случай. Привезли собаку с одной сильно опухшей лапой. Чего только не делали, но причину выявить не смогли - все диагнозы перебрали. Здоровый пес, а одна лапа раза в три больше другой. Прошло три месяца, решили, наконец, просто удалить «лишние объемы». Собака выздоровела! Что было, никто так и не понял. Вылечили неизвестно от чего!

- Андрей Михайлович, что сегодня «варится» в голове из новых изобретений?

- Пока главное, все-таки,  - реализация старых наработок, хотя и новых идей очень много. Очень интересная сегодня тема – это применение биополимерных материалов для  лечения различных патологий. Если мы делаем при хирургическом вмешательстве конструкцию из металла, то ее потом нужно снимать. Конструкция из рассасывающегося полимера просто исчезнет через полгода. Тут нужны серьезные исследования и отработка технологий. Ну а про вопрос инвестиций мы с вами уже говорили.

Беседовал Альберт Понасенков         
 

Прочитано 1615 раз