Четверг, 01 августа 2013 17:07

Форма номер ноль и другие приключения десантника

Семь лет занятий тяжелой атлетикой в «качалке» на улице Пионерской не прошли даром. Призывник Валерий Перваков произвел серьезное впечатление на членов комиссии в Воскресенском военкомате. У тех не было ни капли сомнения, в какие войска распределять крепкого парня. Приговор вынесли быстро, без прений по данному вопросу: «Будешь десантником».
 
- Десантником, так десантником, - вспоминает Валерий. - Сказали, что часть будет расположена в Туркестанском военном округе. Это хорошо, думаю: тепло, фрукты… В Домодедово посадили нас в самолет, и мы полетели. Просыпаюсь от объявления: «Наш самолет совершает посадку в городе Омск для дозаправки». Закрадывается интересная мысль, что мы в Туркестан как-то не той дорогой летим. Дальше - интереснее: «Мы совершили посадку в городе Чита. Температура за бортом минус сорок градусов. Всего вам доброго!». Потом еще 700 километров поездом до места базирования отдельной воздушно-десантной бригады. Так началась моя служба в армии.
 
- Самое запоминающееся событие у десантника – это, наверное, первый прыжок?
 
- Это да!!! Мандраж был неслабый, хотя, казалось, на тренажерах сто раз все отработали и столько же раз повторили. Мы прыгали с «вертушек» «Ми-6». Такие большие вертолеты. Их называли «коровами».
Дверь открыли. Смотришь перед собой: один исчез в проеме этой двери, второй исчез… Чувствуешь, твоя очередь подходит. Зажмурился крепко…  И только - удар выпускающего по плечу: «Пошел». Шагаешь вперед, не открывая глаз. На этом темном фоне вся жизнь, как в ускоренном кино: родился, рос, учился, призывался… Летишь, крепко вцепившись в вытяжное кольцо. Дергать-то его не надо: на первых прыжках парашют из мешка выходит с помощью специального приспособления. «Пум» - мягкий хлопок - купол открылся. Вот тут открываешь глаза. Под тобой сопки, тайга – красотища. Приземлился, погасил купол, собрал парашют, и вот тут приходит самое яркое ощущение. Идешь весь такой гордый-прегордый собой.
 
- Сколько напрыгали за время службы?
 
- В среднем за два года ребята совершали 10-12 прыжков. Мне, можно сказать, повезло, я прыгал с парашютом 27 раз. Прыжки были разные: простые, затяжные, с приводнением. Когда прыгаешь на воду, самое главное за секунды до приземления частично отцепить крепежи, а то выпутываться из строп в воде совсем некомфортно.
 
- Есть какие-то маленькие хитрости при подготовке к прыжку?
 
- Конечно, есть. Приземляешься, например, зимой и слышишь, как где-то рядом в снег что-то падает: шмяк, потом еще раз – шмяк. Ага, думаешь, какой-то молодой боец прослушал инструктаж о том, что надо покрепче завязать валенки. У нас была специальная зимняя обувь – валенки на шнуровке. Перед прыжком шнурки нужно обматывать вокруг ноги. А кто просто завязал на бантик, будет босиком по снегу бегать.
 
- Служба в десантных войсках – это мощные физические нагрузки. Что было самым сложным в армейской подготовке?
 
- Первое время самыми сложными были кроссы. Дело в том, что место, где я служил, находилось на две тысячи метров выше над уровнем моря, чем то место, где я родился и вырос. Поэтому в разряженном воздухе непривычному организму кислорода не хватало. Со временем потихоньку втянулись.
Потом запомнилась еще укладка парашютов. У нас не было специального крытого помещения для этого дела. Укладка происходила на плацу. Летом еще ладно, а вот зимой! Пока командиры у всех проверят качество укладки, проходит почти целый день. А еще если ветер подует…
Каждый рюкзак с уложенным парашютом командир пломбировал. Когда начинались сборы перед прыжком, первым делом всегда проверялась эта пломба.
 
- У Вас довольно интересная воинская специальность – оператор переносного зенитно-ракетного комплекса.
 
- В десантном подразделении солдаты выполняют разные задачи. У меня была «Стрела-2», которой я должен был сбивать низколетящие цели. На учениях пришлось стрелять из кузова движущейся «шишиги» - грузовика ГАЗ-66.
 
- Попали?
 
- Трясло меня конкретно, и в прямом и в переносном смысле. Но попал, за что был награжден десятидневным отпуском. А один промахнувшийся зенитчик, помню, загремел на гауптвахту за невыполнение боевого задания.
 
- Есть такая поговорка: «Кто в армии служил, тот в цирке не смеется». Наверняка у Вас есть какая-нибудь веселая армейская история.
 
- Слушайте. В 1991 году незадолго до развала Советского Союза бригаду хотели передислоцировать под Фергану. Как водится, вперед отправили батальон, чтобы подготовить место для прибытия всего воинского подразделения. Приехали мы и поселились на полигоне. На дворе июнь месяц.
Прошло какое-то время, и у нас обнаружились бельевые вши. Причем, они расплодились с такой быстротой, что локальные меры борьбы с этим «зверем» ни к чему не привели. Как-то утром приходит комбат и командует предельно кратко и ясно: «Пулей, мать-перемать, собираем все шмотье! Все, я сказал!». Делать нечего: погрузили мы свою одежду и постельное белье и отправили на дезинфекцию. А это, надо заметить, был единственный комплект, потому как вся наша бригада с интендантами находилась еще в Сибири.
Тут наступило время приема пищи. Команда: «Строиться на завтрак». Из одежды на нас остались одни сапоги, да на ремне фляжка с водой болтается. Солнце жарит беспощадно, а у нас даже беретов нет. Вместо беретов на головы накрутили полотенца. Эту форму одежды мы назвали «номер ноль», так как по уставу самая минимальная форма одежды начинается с первого номера. И вот в форме «номер ноль» мы ровным строем маршируем на завтрак – раз, два, левой, левой. Элитные, однако, войска! Кто-то из сержантов, видимо, для полноты картины скомандовал: «Песню запе-е-вай!». Короче, картина маслом! Если бы нас увидел вероятный противник… Хорошо, что тогда в нашу армию еще не так часто прибывали иностранные наблюдатели.
 
- Как обстояло дело с соблюдением армейских традиций?
 
- Все было в полном порядке. Пришлось однажды и окурок, найденный командиром в казарме, «хоронить», и форму под «дембель» делать. Как сейчас помню, на аксельбанты на «парадке» ушло 37 метров парашютной стропы (смеется). 
 
- Некоторые считают два года в армии потерей в жизни.
 
- Что угодно, только не потеря. Я считаю, что каждому парню обязательно нужно пройти армейскую школу в мужском коллективе без мамок и нянек и даже без любимой девушки. А кто попадет в ВДВ, так тому просто повезет. И поймет он это, может, не сразу, но поймет.
Всех десантников - с нашим праздником!
 

Беседовал Альберт Понасенков

Прочитано 1774 раз
Какие вопросы экологии Вас волнуют больше всего?