Пятница, 28 июня 2013 11:27

Я убит подо Ржевом...

… В безыменном болоте,
В пятой роте, на левом,
При жестоком налете…
 
По оценкам историков, в период самых страшных боев за Ржевский выступ Красная Армия теряла ежедневно по 5-6 тысяч солдат. Для поисковых отрядов здесь, на Верхней Волге, еще работы не на один год, а то и не на одно десятилетие. Работы тяжелой, но окупаемой сторицей чувствами родственников, которым сообщают информацию о месте последнего боя отца, деда или прадеда. О том, что останки героя, отдавшего жизнь во имя великой Победы, упокоены, как и положено с воинскими почестями.
 
Южный Казахстан, Чимкентская область, Ленгерский район, село Георгиевка. Как вспоминает Виктор Иванович Пушко, в тех местах его предки обосновались давно, еще с царских времен. Семьи были большими, поэтому родственников в селе проживало довольно много.
 
Виктор Иванович родился уже после того, как его отец – Иван Федорович – ушел на фронт, оставив жену – учительницу начальных классов, ждущую ребенка, и малолетнюю дочку. Поэтому о своем отце он знает только по рассказам мамы. Несколько писем с фронта, написанных каллиграфическим подчерком, похоронка от 12 августа 1942 года, Указ о награждении Ивана Пушко орденом «Красной Звезды» (посмертно) и несколько довоенных фотографий – вот все, что осталось в память о главе семьи.
 
После войны Виктор Иванович Пушко окончил школу, отслужил в армии, получил диплом выпускника Московского политехнического института. «Моя мама говорила, как отец мечтал, чтобы дети получили высшее образование», - рассказывает Виктор Иванович. Вся его трудовая деятельность была связана с Воскресенском, с Белоозерской промплощадкой, с КБ «Химмаш». Так что, Виктор Пушко - давно уже наш земляк. И его сестра Нина Ивановна Сахнова тоже живет в Подмосковье, в Подольске. Интересно, что Нина Ивановна долгое время работала в Центральном архиве Министерства обороны, где по долгу службы могла посмотреть не представленные как сейчас в открытом доступе оригиналы документов времен Великой Отечественной войны, связанные с гибелью ее отца. В донесении о безвозвратных потерях 429 стрелкового полка 52 стрелковой дивизии значилось, что санинструктор Иван Пушко убит 12 августа 1942 года и похоронен в роще в 2,5 километрах восточнее деревни Рамено Ржевского района Калининской области. А в описании подвига на наградном листе значилось: «В период боев с 5 по 14 августа вынес с поля боя 26 раненых бойцов и командиров с личным их оружием. Погиб смертью героя». Сопоставив даты в двух документах, можно легко увидеть нестыковку. Но в суматохе кровопролитных боев люди вполне могли и  ошибиться. Как оказалось впоследствии, ошиблись не один раз. В том числе и с местом захоронения.
 
Поле около деревни Образцово. Вдалеке виднеется лесополоса. Ближе к жилым домам – остатки водонапорной башни, построенной еще в довоенное время. Именно на этой башне летом 1942 года немцы установили пулеметное гнездо. Укрыться от огня, который вели с этой высоты, было просто негде. Тем не менее, приказ солдатам 52 стрелковой дивизии наступать по совершенно открытой местности был дан, а приказы, как известно, не обсуждают. Успех атаки в такой ситуации оплачивается очень дорогой ценой. Ценой сотен человеческих жизней.
 
Спустя ровно 70 лет на это поле выходит московский отряд «Победа». Елена Алешина 19 августа 2012 года поднимает останки двух бойцов и несколько предметов из раскопа. В числе прочего найден винтовочный патрон, несколько монет и кусок колючей проволоки. Смертных медальонов нет. Но поисковики знают, что информация о погибшем человеке может содержаться где угодно. Из гильзы аккуратно извлекается пуля, и – вот она удача – есть отлично сохранившаяся записка. Это не стандартный типографский кусочек бумаги, выдаваемый солдатам РККА в начале войны, а его рукописная копия. Аккуратным подчерком выведены имя и фамилия, год рождения, место рождения, адрес семьи. Все отлично читаемо: Пушков Иван Федорович…
 
Теперь для отряда начинается второй важный этап – поиск родственников. Но Казахстан –совершенно другое государство, и это осложняет дело. И Чемкент – есть Шымкент, и Ленгерский район – переименован в Толебийский, и Георгиевка – уже аул Коскаек, и прямые потомки Ивана Федоровича давно уехали из тех мест. Но поисковики – люди настойчивые. Подключаются все знакомые, которые могут получить хоть какую-то информацию из окрестностей Шимкента. Наконец, поисковики находят адрес дочери Ивана Федоровича – Нины Ивановны, которая, как мы уже рассказывали, живет в Подольске. А потом о находке отряда «Победа» становится известно и в Воскресенске.
 
На этом можно было бы закончить рассказ, но итогом каждой Вахты Памяти является предание земле погибших героев. На церемонию захоронения, которая состоялась спустя год после проведения поисковых работ, были приглашены родственники 19 бойцов, чьи имена удалось восстановить. Всего поисковики нашли останки около 600 солдат и офицеров Красной Армии. И это при том, что такая работа активно ведется уже не один десяток лет.
 
В канун Дня памяти и скорби Семья Пушко отправилась подо Ржев. «Меня просто поразило место гибели отца моего мужа, - делится своими впечатлениями Людмила Сергеевна Пушко. – Совершенно открытое пространство, уцелеть там было невозможно. До сих пор на земле лежат предметы, оставшиеся с войны. Я взяла остатки каски, котелка и ложки, чтобы передать их в наш городской музей в качестве экспонатов».  А в семейном музее Пушко останется планшет, который родственникам Ивана Федоровича вручили 22 июня. На красном бархате тот самый смертный медальон и патрон, в котором хранилась записка. Здесь же небольшой фрагмент колючей проволоки, осколок снаряда и несколько монет из раскопа.
 
За год с небольшим в Ржевских битвах части Красной Армии потеряли убитыми более 360 тысяч человек. Вечная им память! Вечная память всем, сражавшимся за Родину, за сегодняшнее мирное небо над нашими головами.
 
…Завещаю в той жизни
Вам счастливыми быть
И родимой отчизне
С честью дальше служить.
Горевать - горделиво,
Не клонясь головой,
Ликовать - не хвастливо
В час победы самой.
И беречь ее свято,
Братья, счастье свое -
В память воина-брата,
Что погиб за нее.

(Александр Твардовский «Я убит подо Ржевом»)

 

Альберт Понасенков
Фото из архива семьи Пушко

Прочитано 1851 раз