Четверг, 14 февраля 2013 22:45

И химик, и лирик

Не так давно в городе произошло значимое событие, которое привлекло внимание практически всех средств массовой информации. Широкой общественности была представлена книга "Очерки истории Воскресенского края". В настоящее время отпечатан второй тираж этого удивительного труда двух наших земляков – Александра Суслова и Андрея Фролова. Удивительного потому, что заниматься прошлым своей малой родины пробовали многие, а вот систематизировать накопленные знания и довести их до печатного станка в таком глобальном масштабе удалось впервые.
 
Однако историческая правда – понятие относительное, в большей степени, субъективное. Поэтому созданная книга, по словам одного из авторов – только суть знаний, накопленных на сегодняшний день. Завтра в свете свежих фактов и документов события могут предстать перед нами совсем по-другому. О родном крае, о месте человека в этой истории, о том, что люди оставляют после себя потомкам мы и поговорили с Александром Анатольевичем Сусловым.
 
- Александр Анатольевич, Вы – ребенок послевоенной поры. Было ли у Вас детство в широком понимании этого слова?
 
- Как ни странно, было. И, хотя я серьезно заболел, когда мне не было еще двух лет, но тогда как-то мало обращал на это внимание. Ощущение радости жизни было неописуемое. Радовали постоянные открытия чего-то нового, энтузиазм просто распирал. В октябрята, помню, меня принимали, потом – в пионеры. Я такой гордый ходил… Там, где сейчас стоит торговый центр на перекрестке улиц Советской и Октябрьской, еще до строительства кинотеатра находился клуб. Вот в нем как раз проходил прием в пионеры.
 
Я учился сначала в школе №4, в которой давали тогда неполное среднее образование, а потом перешел в школу №2, где учились до 10 класса. Это был первый год, когда обучение стало десятилетним. До этого учились одиннадцать лет. И так получилось, что наши выпуски 10- и 11-классников тогда совпали. Поэтому конкурс на поступление в институт оказался довольно серьезным: слишком много абитуриентов. У нас в школе количество выпускных классов было аж до буквы «и».
 
Все мы – молодые и веселые – дружили, имели разные увлечения… Это потом я узнал, что время было трудное и голодное.
 
– Какие наиболее яркие впечатления остались от школьных лет?
 
– Я очень увлекался химией. Что привлекало? Взрывы, искры, бурные реакции. Школьный уровень химии я достаточно хорошо знал, и моя учительница меня просто отправляла со своих уроков. Поэтому вопроса, куда идти учиться дальше, у меня не было. Я сдал пять вступительных экзаменов и поступил в Воскресенский заочный политехнический институт на химико-технологический факультет.
 
Еще я в школьные годы очень много читал, хотя литература, как учебный предмет, меня совершенно «не цепляла». Книжный магазин в моем детстве находился на улице Октябрьской, где потом долго был магазин продуктов «Колосок». Как раз тогда начали появляться подписные издания. Мы обменивались книгами. Зачитывались, прежде всего, фантастикой. Помню, мама принесла первую книгу «Библиотеки приключений» – «Приключения Робинзона Крузо». Я ее буквально «проглотил».
 
Книжных шкафов не было, а все книги стояли на этажерке. У меня была обязанность: раз в месяц протирать их от пыли. Взял в руки книгу, протер, полистал… Как правило, это наведение порядка растягивалось на целый день.
 
Сейчас столько появилось книг, что раньше просто представить было невозможно.
 
- Что читаете в настоящее время?
 
- Я если что-то исследую, то стараюсь начать с самого начала. Вот историю Воскресенского района хотел бы начать с Сотворения Мира. Это серьезно. Если уж начинать – так начинать с того самого Большого Взрыва. Так вот, сейчас много интересного пишут о Космосе, о происхождении жизни на Земле. Просто голова кругом от того, что узнаешь. За последние лет 20-25 наука сделала гигантские шаги вперед - только успевай познавать.
 
Читать надо. Иногда просто удивляешься, как мало читают сегодня люди, как совсем не знают простых вещей. Тут в одной интеллектуальной телепрограмме вызвал затруднение вопрос о том, где родился Пушкин. Это же должен знать каждый школьник!
 
- Кроме чтения, какие увлечения детства Вы сохранили на всю жизнь?
 
- После успешного окончания 5 класса я получил от родителей в подарок фотоаппарат «Зоркий-2 с». Первые опыты фотографирования были совсем неудачные. Я тогда почти не имел понятия о таких параметрах, как выдержка, диафрагма. Но со временем можно научиться всему, даже китайской грамоте. Я с фотоаппаратом потом практически не расставался. Фотографировал все подряд. Особенно нравилось фотографировать молодых и красивых девушек. Чтобы сделать хорошую фотографию человека, нужно испытывать к нему положительные чувства. Влюбиться в него, что ли. Восхищаться им. Получить какие-то ответные эмоции. Тогда человек выйдет на фото, что называется, живой.
 
Бывали, правда, и курьезные случаи, связанные с фотографией. Перед Олимпийскими играми 1980 года в стране были какие-то особые меры безопасности. На экскурсии в музее «Архангельское» я, видимо, повернул свой фотоаппарат в какую-то неположенную сторону. Ко мне подошли серьезные люди в штатском и убедительно попросили засветить пленку. Что я мог снять секретного на территории музея, непонятно. Но выбора, как говорится, не было…
 
Вообще, мне в жизни с разной техникой пришлось много «общаться». Поступив в вуз, я начал учиться и одновременно работать лаборантом.
 
- В кабинете химии, конечно?
 
- Вот и не угадали. Лаборантом в кабинете иностранного языка.
 
- ???
 
- В этом кабинете было много звуковой аппаратуры: катушечный магнитофон, проигрыватель, пластинки, микрофоны, наушники. Вот всем этим техническим хозяйством я заведовал. Собственно, до сих пор я работаю в этом вузе, хотя он сейчас и по-другому называется.
 
- То есть, Вы – и химик, и физик, и лирик одновременно.
 
- Получается так. Кстати, пользуясь случаем, хочу выразить признательность людям, которые помогают мне в издании книг. В 2004 году вышел сборник стихов под названием «Сундук». За восемь лет еще на один «Сундук» стихов накопилось. Так вот Александр Молодкин – работник химкомбината – взял на себя хлопоты по продвижению моего второго сборника. С пониманием принял просьбу об издании книги генеральный директор предприятия Сергей Александрович Дриневский, за что ему искренняя благодарность. Совсем скоро «Сундук-2» должен быть напечатан.
 
- Давайте о главном: где есть еще «белые пятна» в истории Воскресенского района?
 
- Мое краеведение началось довольно интересно – с наших храмов. Большинство из них в 80-е годы было заброшено. Порой даже никто не знал правильного названия церкви. Помог мне в сборе сведений контакт с Обществом охраны памятников истории и культуры, которым руководила Наталья Гришина. В этой организации имелись паспорта храмов, так как считалось, что они охраняются государством. На самом деле ничего не охранялось, но нужная информация имелась. Сделали публикацию в газете. Начали приходить письма от людей, которые хотели что-то дополнить в истории, внести какие-то подробности. Так начал накапливаться материал. А в последнее время с открытием архивов пошел просто вал информации. Надо было только как следует покопаться там. Этим как раз и занимается Андрей Фролов, вместе с которым мы работали над «Очерками истории Воскресенского края».
 
Основное, что мы постарались сделать в книге – это убрать из представлений об истории Воскресенского края разные мифы, которые плотно засели в сознании многих людей. Взять хотя бы название реки Семиславки. О том, что здесь было одержано семь каких-то славных побед – еще та легенда. Где в летописях упоминание об этих крупных сражениях? Просто славянское имя Семислав сегодня не так распространено, как Ярослав или Вячеслав. Вот люди и напридумывали небылиц…
 
Что касается «белых пятен», то они могут быть везде. Иногда кажется, что все яснее ясного, и имеется документ. Но документы-то не с неба падают. Их тоже люди пишут. Вот совсем недавно оказалось, что доктор Каган родился не в 1871 году, как считали ранее, а в 1870-м. Вот так исторические факты могут уточняться. Появляется новый документ, и событие предстает по-другому, другими глазами на все это смотришь.
 
До абсолютной исторической истины мы, конечно, никогда не дойдем. Мы просто строим наиболее вероятную версию произошедшего. А в чем смысл всего этого? После нас придут другие поколения, посмотрят на наши деяния, и, может, вспомнят добрым словом. Что-то оставить после себя в меру своих сил, возможностей и способностей я считаю главным предназначением человека.

 
Беседовал Альберт Понасенков
Фото: Юрий Белимов и из личного архива Александра Суслова

Прочитано 1695 раз