Пятница, 28 декабря 2012 02:37

Коллекционер впечатлений

Говорят, что все материальное в этом мире приходит и уходит, а духовное остается с человеком на всю его жизнь. Настоящим коллекционером впечатлений можно считать нашего земляка Алексея Оспенникова. Благодаря любительскому и профессиональному интересам он проплыл на байдарке не одну сотню километров по самым сложным речным маршрутам, облетел полстраны с хоккейной командой «Химик», проехал насквозь Евразию во время автомобильного рейда «Экспедиция-трофи», бродил с камерой по самым вершинам цивилизации и забирался в такую глушь, которая многим и не снилась.
 
Конечно, такая активная деятельность накладывает определенный отпечаток на мировоззрение человека, в результате чего Алексей – просто кладезь для журналиста с несметным количеством удивительных историй. А остались ли еще на свете какие-то впечатления, которые хочется получить? С этого вопроса мы и начали разговор.
 
- Самое интересное впечатление, надеюсь, еще получу. Есть мечта, которую я хочу осуществить: снять хороший фильм про Туву. Я работал там на одном проекте. Безумно красивые и загадочные места…
 
- Чем же так притягивает Вас этот край?
 
- Это совсем дикие места. Зверья там не много, а очень много. И всякого разного. Рыбалка и охота в Туве – это что-то лежащее за рамками наших обычных понятий об этих занятиях. С нами был проводник, который водит по Туве таких специальных туристов, в том числе первых лиц государства. Я как-то сказал ему, что ни разу не удалось вытащить на берег тайменя. «Ничего, - отвечает, - минут через двадцать поймаем». Не проходит и получаса, как таймень примерно метровой длины пойман.
Отношение к добыче пищи там особенное. Никто не запасается – нет смысла. Как в том мультфильме у сытого кота: «Рыбы – во-о-о! Сметаны – во-о-о!». Берут ровно столько, сколько можно съесть. Обыкновенную рыбу в тувинских речках можно ловить, что называется, руками. Любая наживка сжирается мгновенно. Распространенная тувинская шутка: о том, что мужчинам без штанов в воду заходить опасно. Для развлечения занимаются фотоохотой, то есть, фоторыбалкой. Надо зацепить какой-нибудь суперэкземпляр. Второй человек при этом должен сфотографировать процесс. Затем пассатижами из огромной пасти вытаскивают огромный крючок и аккуратно отпускают рыбу обратно.
 
- Про что еще нужно знать, кроме соблюдения правил безопасности при купании, для путешествия по дикой природе?
 
- Про «добрых» зверей, например. Один раз мы убегали от семейства бурундуков. В поле зрения появилась парочка этих животных. Я аж подпрыгнул вместе с видеокамерой: сейчас поснимаю.
Проводник: - О, надо уходить.
Я: - Как уходить?
Проводник: - Сейчас увидишь.
Проходит примерно полчаса, бурундуков становится все больше, и они все настойчивее подбираются к лагерю.
- От часа до суток бурундуки привыкают к человеку. Потом смело заходят в лагерь и начинают погром – ничем не отобьешься, - говорит проводник. – Будут все вырывать прямо из рук…
Реально: здоровые мужики убегали от бурундуков… А хотите расскажу про самые острые впечатления молодости?
 
- Глупо было бы не послушать.
 
- Все началось очень просто: в журнале «Техника молодежи» был размещен чертеж огнестрельного подводного пистолета. У меня был друг, который серьезно занимался подводной охотой. И мы решили сделать этот пистолет. Какие-то детали собрали сами, что-то заказывали у знакомых токарей… Выточили хорошие гарпуны, и, наконец, встал вопрос о том, чтобы осуществить испытания. Сунули пистолет в воду и стрельнули. Гарпун пролетел довольно далеко. Настала пора испытать оружие в настоящем «бою». Друг поехал на море, взял с собой наше «произведение самодельного искусства». А дальше события стали развиваться не совсем так, как хотелось бы…
Я тогда работал на химкомбинате. Меня подзывают к телефону внутренней связи. Звонок из города. Я был немного шокирован, потому что считал, что из города на внутреннюю телефонную сеть предприятия выйти было невозможно. Звонивший вежливо представляется сотрудником Комитета государственной безопасности и говорит, что хочет со мной встретиться…
 
- Не закралась мысль, что это розыгрыш?
 
- Сначала так и подумал. Но потом, видимо, для того, чтобы у меня не было никаких иллюзий на этот счет, он мне быстренько рассказал всю мою жизнь: как, когда, с кем, где учился, на ком женился, кто родился… Так все в деталях мне обрисовал. Мне показалось, что с моего рождения кто-то аккуратно ходил за мной с видеокамерой и снимал каждый шаг.
На встречу я шел с четкой позицией: все отрицать. Мне сказали, что друг мой задержан, но у Комитета есть некоторые сомнения на наш счет: не похожи как-то мы на поставщиков оружия.
Короче, мы очень сильно попали не в то время не в то место. Я так подумал, что при операции по поимке неких торговцев оружием мой друг и был задержан. Всю нашу дальнейшую перспективу мне обрисовали совсем не в радужных тонах. Пугал комитетчик очень убедительно. Такие впечатления не забудешь.
Спасло нас только то, что я принес этот злосчастный номер журнала с чертежом подводного пистолета. Я увидел на лице сотрудника органов сильное удивление. Он сказал примерно так: «Вы свободны, а с редактором журнала я еще разберусь». Я из принципа поглядел следующий номер «Техники молодежи». Редактор был другой…
 
- Алексей, у Вас просто не может не быть хорошей новогодней истории…
 
- Есть такая. Где-то в конце 80-х годов, где-то на сплаве по горным речкам познакомились с ребятами из Молдавии. Те позвали в гости на Новый год в Кишинев… Началось все, как всегда, хорошо. Даже странно, как хорошо. 31 декабря, утром мы добрались в Домодедово, купили билеты и с прекрасным настроением пошли на регистрацию. Потом прошли посадочный контроль и стали ждать в накопителе. Это было совсем небольшое помещение, где мы простояли довольно долго. Потом вышла женщина и сказала, что наш борт чуть-чуть задерживается.
 
Время тогда было веселое, революционное, я бы сказал. Мало того, в крови у русского народа всегда было стремление объединяться против чего-нибудь. Был бы, как говорится, вождь. И вождь у нас нашелся быстро. Одна из женщин вытянула вперед руку и громогласно изрекла: «Товарищи, пойдемте разбираться!». Тут у меня в первый раз закралась мысль, что все это не к добру. Но «товарищи», объединенные идеей «разбираться», пошли за «вождем». Реально – бунт! Весь борт пошел обратно через зону досмотра. Служащие аэропорта, которые там работали, увидев такое дело, быстро ретировались. Мы похожи были на персонажей из старого фильма про взятие Зимнего Дворца, не хватало только матросов с пулеметными лентами через плечо.
 
Разбирались недолго, потому что женщина из справочного бюро после наших бурных и не совсем вежливых требований о предоставлении самолета скрылась за железной дверью.
 
Наш вождь выдвигает новую идею – перегородить взлетную полосу с требованием дать нам самолет. И весь борт рванул к выходу на аэродром. Я подумал, что такое интересное приключение пропустить просто нельзя и рванул бунтовать дальше вместе со всеми. В третий раз мы прошли зону досмотра, где нас, естественно, никто уже не проверял. Только все вышли на место, куда подъезжают автобусы, как навстречу показался какой-то сотрудник аэропорта. По виду – техник. 31 декабря, человек, видимо, после смены очень хочет попасть домой. Не тут-то было. Техника обступили полторы сотни бунтарей, схватили за грудки и стали трясти с вопросом «Где наш самолет?». Меня поразило, что человек, который через пару минут должен был стать «жертвой революции», нашел единственно правильное решение для своего спасения. Он ткнул пальцем в какой-то борт и сказал: «Вот он!». Все развернулись и пошли в указанном направлении.
 
Самолет, похоже, недавно прилетел, к нему был приставлен трап. Вся наша толпа залетает в салон и рассаживается по местам. Все – типа летим. Тут наша женщина-вождь изрекает появившимся стюардессам: «Передайте, что мы захватили самолет и требуем лететь в Кишинев». Я захватил самолет! Прикольно!
 
В следующую минуту меня просто «переклинило»: загорелись лампочки «Пристегнуть ремни безопасности». Какие ремни? Какой безопасности? Все сразу успокоились и пристегнулись. Я потом только понял, что летный состав все-таки обучали, что делать в таких ситуациях. Выходит стюардесса и говорит, что мы можем легко улететь в любую сторону, только багаж наш совсем в другом самолете. При слове «багаж» все просто  подпрыгнули: «Как в другом?». Бросить нажитое непосильным трудом – это нереально для современного революционера.
 
И никто не сказал, чтобы тащили багаж сюда.
Все спросили:
- А в каком самолете?
- Вон в том: в третьем ряду налево.
 
Самолет через минуту был пуст. Я бежал с диким хохотом: мы захватывали уже второй самолет. Хорошо, что я был без багажа. 31 декабря, уже день, однако. Мы залетаем в самолет, садимся, где ни попадя.
 
Заходит в салон пилот и совершенно спокойно говорит:
- Всем здравствуйте, борт 1741 через несколько минут будет готовиться к взлету.
Голос сзади:
- Как 1741, когда у меня билет на рейс 1743?
- Ну, 1743, значит, я ошибся.
 
Секундочку, тут уже у меня ёкнуло: я же лечу рейсом 1741.
- Да какая вам разница, улетим мы в ваш гребаный Кишинев! – не выдержал летчик.
Полетели… До Кишинева полтора часа лета. Приземлились через два часа… в Одессе. Кишинев не принимал из-за тумана. 31 декабря, поздний вечер. Сидим в аэропорту Одессы и начинаем накрывать поляну: Новый год все-таки!..
 
- Кто на Кишинев?
Толпа рванула вперед. Оказалось, что борт из Питера все-таки пытается в очередной раз прорваться в столицу Молдавии.
- Можно с вами? - говорю стюардессе.
Так я за сутки «захватил» третий самолет…
 
…Без чего-то там 12 я позвонил в дверь кишиневской квартиры друзьям.
Какой вывод из всей этой истории? Никогда не опаздывайте к праздничному столу. С Новым годом!

 
Беседовал Альберт Понасенков
Фото из личного архива Алексея Оспенникова

Прочитано 2537 раз