Пятница, 09 ноября 2012 10:22

Взрослые игрушки для мужчин

С Валерием Комаровым мы знакомы со школьных лет. Уже тогда он увлекался «копом», то есть поисковой работой в местах боев Великой Отечественной. Со временем я узнал и про другое его хобби – военно-историческую реконструкцию. Многие воскресенцы видели на праздновании Дня Победы в Кривякино людей в советской и немецкой форме, многим запомнился феерический военно-исторический праздник «Весна сорок пятого» в 2010 году в южной части города. Все это организовали Валерий и его коллеги по увлечению. В рубрике «Нерабочее настроение» Валерий Комаров рассказал «Куйбышевцу», откуда обычно «растут корни» подобного хобби, нет ли в нем идеологической подоплеки и зачем люди, затратив немалые деньги, тратят таким необычным образом свободное время.
 
– Валерий, Ваше хобби, наверное, не слишком дешевое? Ведь главное – аутентичность внешнего облика…
 
– Смотря какой комплект реконструктор собирает. Немецкая форма и снаряжение может встать увлеченному человеку в полторы-две тысячи долларов. И как бы ни в три, причем это без макетов оружия! Судите сами: каска и чехол на нее, сапоги, ботинки, брюки, китель, нижнее белье и носки, шинель, ремень, портупея, плащ-палатка, противогазный бачок, подсумки, котелок, фляга, лопатка с чехлом, сухарная сумка… Ну и по мелочи еще: свитер, фонарик, перчатки и, скажем, предметы обихода для большего антуража – аутентичные очки, портсигар или трубка для курящих, губная гармошка… При этом, многое зависит от того, какое подразделение какой страны реконструирует человек и в какой период войны. Форма и снаряжение в 41-м отличались от формы 44-го, различными они были и на театрах военных действий. И это касается не только врага, но и советских войск. А если реконструируемое клубом подразделение прошло всю войну, и его часто перебрасывали с одного фронта на другой – то нет предела совершенству, чтобы можно было принимать участие в реконструкциях в течение всего года и везде, куда пригласят. А второго завоза старой формы и амуниции ведь не будет! Но есть люди, которые профессионально занимаются пошивом качественных копий формы, делают снаряжение. Но все это влетает в копеечку…
 
– Реконструкторы, получается, исключительно люди богатые? Или до полного комплекта обмундировываются не сразу?
 
– Обычно это долгий и постепенный процесс. Когда мой прежний клуб занимался исключительно вермахтом, то у меня был зимний комплект на начало войны, а на реконструкциях конечного периода я пользовался анораком - легкой ветрозащитной курткой с капюшоном, надеваемой через голову. Собрать абсолютно полный комплект стоит баснословных денег. Особенно, если приобретать немногочисленные уцелевшие оригинальные вещи. Конечно, в основном, реконструкцией занимаются люди, которые могут себе это позволить, хотя бы и не сразу. Что-то может обойтись буквально в копейки, но такие случаи редки. Что касается, например, Красной Армии, то оригинальная «халхинголка», советская каска образца 1936 года, обойдется в 30 тысяч рублей. Пошить себе шинель, как у кадровых частей РККА – цена вопроса 6-7 тысяч. Причем, даже в начальном периоде Великой Отечественной у кадровых частей РККА, надо сказать, снаряжение не уступало немецкому – ранцы или рюкзаки-ранцы вместо вещмешков, множество ремней и подсумков. Опять же форма – шинели и буденовки. Реконструировать все это в аутентичном виде очень непросто и недешево. Плюс, естественно, транспортныерасходы
 
– Что тянет людей в реконструкцию? Ведь, по Вашим словам, затраченной в итоге на это хобби суммы, думаю, должно хватить на подержанную отечественную машину?
 
– Вполне. Но думаю, есть два варианта. Во-первых, людям интересна историческая достоверность. У многих воевали деды и прадеды. Мой дед был танкистом, сражался на Балатоне с эсэсовцами, освобождал Будапешт, был дважды ранен и неоднократно награжден, закончил Великую Отечественную капитаном. Так вот, люди стремятся в минимальном приближении ощутить чувства солдата той страшной войны, хотя бы через форму и реконструкцию. По себе знаю, мироощущение сильно меняется, когда поднимаешься из окопа в атаку, например, на реконструкции в Севастополе. Когда вокруг все взрывается, когда в окопе тебя засыпает мелким щебнем – совсем другие чувства. Пусть настоящие пули над тобой и не свистят, все равно – все меняется. Сразу же начинаешь думать – а каково было солдатам в то время, когда все это было грозной реальностью?
Во-вторых, это интересное и познавательное хобби. Кому-то понравилась форма, снаряжение, оружие, захотелось детальней изучить не только их, но и тактику подразделений – добро пожаловать! На мой взгляд, если у человека нет какого-нибудь хобби, то это, в общем, конченый человек. Нужно ведь чем-то интересоваться! И это абсолютно нормально. Тем более, у мужчин, я считаю, остались какие-то древние инстинкты, страсть к охоте, собирательству. Так вот, тяга к оружию – тоже сидит в мозгу на уровне мужских инстинктов. Мужчина подсознательно тянется к оружию и военной форме. И это гораздо интереснее, чем постоянно употреблять водку в компании. Опять же, все идет из детства, когда все мы играли в «войнушку». Со временем, через те самые мужские инстинкты, как я уже говорил, эти «войнушки» превратились в своеобразные игрушки для взрослых. Кто-то ездит на охоту, кто-то души не чает в автомобилях или мотоциклах, а кому-то ближе реконструкция или тот же страйкбол – тоже достаточно «милитаристское» хобби. Типичные взрослые игрушки для мужчин.
 
- Но опасности «заиграться» Вы не отрицаете? Все-таки, многие реконструкторы зачастую начинают с немецкой армии, то есть с побежденного противника?
 
– Что значит «заиграться»? «Играют» же в реконструкцию внешнего облика и действий армейских подразделений, а не «в фашистов». Фашизм в мире, слава Богу, уничтожен после Нюрнбергского процесса. Сегодняшние попытки его возродить – это, по сути, клоунада. Да, существует национализм, и он зачастую опасен, когда носит нездоровый характер и направлен не на гордость за свой народ, а на поиски врага, внутреннего и внешнего. Но надо понимать, что он существует, потому что это нужно людям, направляющим национализм в радикальное нездоровое русло. Проще говоря, на этом делаются большие деньги и политика, и, к сожалению, ничем хорошим это не закончится, пока правительства разных стран в полной мере не осознают опасности.
Реконструкторы же не являются носителями или пропагандистами идеологии, тем более – идеологии нацизма. Обвинять же нас в пропаганде фашистской эстетики вообще глупо - злоупотреблять, к примеру, немецкими знаками отличия из-за любви к фашистам реконструктор не будет. Более того, их наличие на форме должно быть оправдано военными событиями, в которых исторически участвовало подразделение. Человек в немецкой форме, сплошь увешанной Железными крестами или партийными знаками – это действительно либо приверженец нацистской идеологии, либо какой-то клоун. То есть по определению не вполне нормален. При этом многие клубы, занимающиеся восстановлением действий немецкой армии, часто параллельно реконструируют и какую-нибудь советскую часть соответствующей воинской специализации. И, начав с немцев, почти все приходят к нашим. Ведь сегодня, при обилии соответствующей литературы детально восстанавливать советские подразделения зачастую даже интереснее. Например, наш воскресенский военно-исторический клуб «За Родину!», члены которого имеют достаточно полные комплекты немецкого обмундирования, чаще выступает в роли советских бойцов, скажем, на праздновании Дня Победы в усадьбе «Кривякино» и на других военно-патриотических мероприятиях в Воскресенске. В этом году побывали на Дне города в Коломне, тоже в роли воинов РККА. Есть историческая правда, и она одна у всех нас: СССР победил в Великой Отечественной войне. И в нашей среде я не знаю людей, которые бы не уважали бы подвиг советского народа и отрицали бы очевидные исторические истины.
 
– Валерий, Вы – предприниматель. Как же находите время на глубокое проникновение в историю?
 
– Все в моих руках (улыбается). Но времени, увы, остается все меньше и меньше. Хотя я сейчас стараюсь несколько изменять приоритеты. Сейчас чаще выступаю инициатором и организатором различных мероприятий, в частности, в родном городе. Летом друзья-реконструкторы Первой мировой приезжали на тактику в район Медведки. Правда, это было мероприятие «для своих». Сейчас думаем, как бы эту тему начала XXвека представить широкой публике. Без серьезной поддержки, конечно, мероприятия обречены. Но МУКЦ «Усадьба «Кривякино» всегда относится к моим инициативам с пониманием и помогает в организации, за что огромное спасибо его директору Евгению Пряничникову. К годовщине войны 1812 года по моей просьбе приезжали коллеги по увлечению из Луховиц, в форме солдат конной артиллерии. У них в арсенале есть самодельная пушка образца тех времен, с которой они побывали на реконструкциях буквально по всей Европе – в Ватерлоо, Брно и в других городах. Так вот, в Кривякино они демонстрировали не только форму 1812 года, но и действия с орудием. Постреляли на славу, холостыми, конечно. Хотя пыж в стволе и делался из обычной мокрой травы, звук получался отменный. Еще в свободное время люблю полазать с металлоискателем по полям района в поисках артефактов былого – монет, предметов обихода. Вспоминаю поисковую юность (улыбается). Но «на поле боя» я обязательно вернусь! Хочется организовать нечто масштабное для воскресенцев, наподобие очень удавшегося действа «В мае 45-го», который мы устроили к юбилею Победы в 2010 году. Чтобы ожившую историю увидело как можно больше людей. Это очень увлекательно и, кроме того, сильно способствует патриотическому воспитанию, которое в нашей стране в нынешние годы опять стали ставить во главу угла. Так что все интересное впереди!

 
Беседовал Юрий Белимов
Фото из личного архива Валерия Комарова

Прочитано 2713 раз
Похимичим